Репортаж Зубенко Андрея (UT6UE)

 

 Остров Пасхи.

2

Страница: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10]
 

Мы стали расспрашивать ее о фигурках, которые она продавала. Она рассказала нам про злого духа - голого старика с очень злым лицом и торчащим атрибутом настоящего мужчины, и про доброго - в виде непонятного существа с птичьей головой. До сих пор люди рассказывают, что эти два духа бродят по ночам по острову. Говорят, раньше их еще можно было еще встретить. Но это для самых отважных. Для остальных же, туристов, по всему острову продаются их фигурки. Особой популярностью почему-то пользуются фигуры голого старика.

 Рассказывая, женщина не отрывалась от своей работы. Она поведала нам про моаи и про непонятные символы у них на спинах. Оказалось, что на спинах моаи зашифрована главная легенда острова - про его происхождение, про царицу, про три острова-скалы на юге Рапа Нуи и про яйцо священной птицы. Слушая рассказы местных жителей, мы все больше и больше погружались в атмосферу загадочного и таинственного острова Пасхи.

Мы бродили по берегу. Рассматривали камни в прибое. Это все вулканические породы. Лава спускалась в воду и застывала, пряча в себе пузыри воздуха. Со временем вода вымыла эти пузыри и в мягких камнях появились правильные, совершенно одинаковые цилиндрические отверстия, размером со стакан. Они удивительным образом напоминали подстаканники. Целые блоки подстаканников.  В этих отверстиях прятались морские ежи, черные и с очень длинными иглами. Они абсолютно не были похожи на тех, что мы ели в Патагонии. Честно говоря, этих бы я есть, скорее всего, не стал.

Мы прошли по берегу вдоль всего парка. По дороге встречали непонятные каменные кладки до метра высотой и около 2 метров в диаметре. Внутри были высажены овощи. Неужели это «огороды» древних рапануйцев? Непонятно только, для чего эти каменные колодцы. От чего они защищают? Ветров сильных здесь не бывает. Палящего солнца тоже нет. Может там собиралась вода? Вокруг было много непонятных для нас каменных строений. Впрочем, иногда казалось, что они сделаны совсем недавно и те, кто их делал, тоже понятия не имели, для чего они нужны. Похоже, современные строители этих сооружений просто пытались поддержать имидж загадочного острова. В угоду наивным и восторженным туристам. Честно говоря, это немного раздражало.

В конце нашего похода по парку мы нашли музей. К сожалению, он был закрыт. За воротами стоял холеный карабинер в очках. На воротах объявление: «Музей закрыт в связи с захватом земли». Вот этого мы никак не ожидали. Захват земли на острове Пасхи? В этом одном из самых загадочных мест на Земле? В этом символе неизвестности и таинственности нашего прошлого? И здесь захватывают земли музеев и национальных парков? А я до сих пор думал, что это исключительная особенность Киева, где даже нашему яхт-клубу приходится отбиваться от рейдеров.  Я обратился к карабинеру с просьбой объяснить, что тут происходит. Тот ничего не стал объяснять. Просто сказал: «Закрыт».  

Делать нечего, и  мы направились назад в город. На въезде в город, недалеко от церкви, мы наткнулись на рынок традиционных поделок. Конечно, он рассчитан на туристов. Основной товар – это моаи совершенно разных размеров и цен. Здесь можно найти и фигурки не больше 2 см, и каменных истуканов с метр высотой. Стоимость самых дешевых моаи – от 5 долларов. Верхний предел лежит уже в области сотен. Делаются они в основном из мягкого вулканического камня. Но есть и деревянные. Цены деревянных значительно выше.  Очень понравились деревянные шахматы в виде истуканов и духов. Но стоимость их была заоблачная - около 700 долларов.  По-моему, в своем бизнес-угаре местные торговцы с ума посходили.

Как-то бродя по Ханга Роа, мы увидели в окне магазина красивые деревянные фигуры из местных мифов и легенд. Фигуры явно отличались от того, что обычно продавалось в сувенирных лавках. Мы зашли. Это оказался магазин-мастерская. Фигуры были расставлены как экспонаты в музее. Десятки, а может быть сотни фигур разного размера стояли на полках, на подставках или просто на полу. Самые большие были около двух метров. Все фигуры были выполнены на очень высоком уровне. У каждой стоял ценник. Счет шел на сотни долларов - от 200 до 800 долларов за штуку. И это притом, что рядом такие же фигурки продавали от 5 до 50 долларов. Хотя разница в уровне исполнения была очевидной, такая разница в цене нас, все же, удивила. В углу зала сидел  хозяин – уже не молодой рапануец, весь в стружке, занятый вырезанием очередной фигуры. Похоже, покупателей у него бывает не много, и он был рад любому посетителю. Даже, несмотря на то, что мы сразу объявили, что цены его очень высокие для нас и покупать у него мы ничего не будем, он не потерял к нам интерес. «Я знаю – сказал он – у меня очень высокие цены. Но у меня все работы оригинальные. Я не штампую поделки на продажу туристам. Я делаю копии оригинальных фигур из каталогов». При этом он открыл каталог какого-то английского музея и стал показывать фотографии. «У меня все оригинальное. Даже материалы. Традиционно на Рапа Нуи фигуры делались из двух сортов дерева – темного и светлого. К сожалению, сегодня на острове осталось только одно дерево. Светлое уничтожено человеком. Поэтому я его заменяю другим. Все остальное оригинальное. Посмотрите, это оригинальны блеск дерева. Его не нужно покрывать лаком. Оно сохранит и цвет, и блеск на многие годы. Мои фигуры стоят в музеях. Англичане приезжали специально отобрать для музея мои работы».  Он с удовольствием рассказывал о своей работе и об истории острова. О его культуре.  А работы у него действительно, классные. Это уже не туристические безделушки. «И что, есть покупатели? – спросил я. «Конечно есть. Я за этот год заработал  250 тысяч долларов. У меня покупают и туристы и музеи. Сюда приезжает много богатых людей. Часто на память они хотят оставить  эксклюзивную вещь, а не туристический ширпотреб. И готовы за это платить». При этом мастер не переставал что-то резать у себя на коленях. Он сидел на стуле посреди горы стружек. Юра попросил кусок дерева как образец.  «Конечно, выбирайте». Но все равно, несмотря на хороший бизнес, делает мастер фигуры быстрее, чем их покупают. Поэтому у него получился свой маленький музей, достойный того, что бы его посетить. А свободное время, похоже, мастер занимает разрисовкой своего тела. У него были в татуировках все части тела, которые выглядывали из-под майки. Наверное, это было частью имиджа резчика по дереву Рапа Нуи. Да, на острове умеют эксплуатируют свою историю.

На улицах Ханга Роа нас, детей городов умеренных широт северного полушария, поразили бананы. То, что мы увидели, для нас было просто чудом. Оказывается, бананы растут огромными гроздьями, которые снизу увенчаны большим бутоном красного цветка на длинном стебле. Гроздья настолько большие, что даже в парусную кису не всегда могут уместиться. Одну такую гроздь мы нашли прямо под деревом. Бананы были зеленые и несъедобные. Сразу вспомнился киевский опыт, когда купленные в магазине бананы затем очень быстро дозревали на кухне. Решили провести эксперимент по дозреванию бананов в яхте. За последующую неделю они полностью дозрели и были с удовольствием съедены. Эксперимент оказался успешным, и мы решили запастись бананами на переход. Уже потом, в море, мы убедились, что бананы просто созданы для морских походов. Они отлично хранятся и, всегда поднимают настроение порцией сладких витаминов. Созревают не все вместе, а поочередно, что тоже способствует их долгому хранению. И, кроме того, они оказались хорошей альтернативой овощам и фруктам. Их, даже, жарить можно и использовать вместо картошки. Одна проблема – на острове, как оказалось, нет дикорастущих бананов. Мы встречали их только перед гостиницами и ресторанами, или во дворах хозяйских домов. Но однажды, все-таки, нам повезло. Во дворе строительного супермаркета нашли целую банановую рощу. Вернее, это была  культурно высаженная банановая клумба. Росли они для красоты и вряд ли с них собирали урожай. Как-то днем мы пришли сюда вооруженные ножом и большим полиэтиленовым кульком. К сожалению, с кульком мы прогадали. Все связки оказались слишком большими, что бы уместиться даже в таком огромном мешке. И нам пришлось довольствоваться самой маленькой связкой. Однако, уже на яхте, мы совершили большую ошибку. Мы отделили все маленькие гроздья бананов от основного ствола и уложили их в ящики. Часть бананов со временем почернела и была пожарена. Уже потом, в Полинезии, мы узнали, что бананы хранят не разделяя, подвешивая связку целиком. Ну и еще один ценный опыт мы приобрели. Оказалось, бананы обладают необычайно едким соком. Даже небольшая капля сока, попавшая на одежду, может безнадежно испортить ее навсегда. Отстирать банановое пятно невозможно. Знаю это на собственном опыте – мои парадные шорты и белая футболка перешли в разряд рабочей одежды после первого же контакта с бананами.

В Ханга Роа есть свой даун таун. Вдоль моря, в квартале от набережной, идет главная улица города. Почему-то в приморских городах Чили, которые мы до сих пор посещали, набережные не считаются престижными улицами. Главная улица всегда находится в стороне. Улицы Ханга Роа обладают одной особенностью. Там  нет ни одной таблички с названиями. Все названия пишутся прямо на бордюрах желтой краской. Поначалу было трудно заставить себя опускать голову в поисках названия улицы. Традиционно на центральной улице располагается множество магазинчиков, небольших ресторанов и гостиниц. Отличительной особенностью Ханга Роа является большое количество контор, предоставляющих в аренду машины, мотоциклы, скутеры и велосипеды. Здесь машину можно взять даже в большинстве сувенирных магазинов. Цена везде одинаковая, независимо от того, берете вы машину в специализированной фирме, или в сувенирном магазине. Автопарк тоже идентичен – в основном джипы Susuki. Минимальная цена за самый маленький из них Сузуки Джимми - 30 000 песо, т.е. около 60 долларов в сутки. За ту же цену можно взять квадрацикл. Кроссовый мотоцикл обойдется в 20 000 песо за день. Можно сэкономить и взять за 15 000 скутер. Ну и горный велосипед, для чудом попавших сюда несостоятельных туристов, обойдется в 10 000 песо в день. Мы видели потом таких любителей велотуризма среди голых степей острова. Нужно быть, скажу я вам, сильным духом и телом, что бы целый день крутить педали под палящим солнцем острова Пасхи.

В один из первых дней на острове, бродя по городу, мы наткнулись на огромную, разукрашенную светящимися гирляндами елку. Она росла прямо на улице у забора какого-то детского учреждения.  Мы и раньше ее видели, еще с яхты. Каждый вечер после захода солнца она зажигалась на фоне затихающего города. Напротив елки, в глубине огромного двора с жилым домом среди пальм, стоял большой надувной снеговик. Удивительно видеть снеговика под пальмами в стране, где с трудом представляют, что такое снег. И вообще странно видеть всю эту новогоднюю суету и рождественские атрибуты на этом солнечном острове. Как и в Европе, местные  Санта Клаусы, в меховых кафтанах и теплых шапках, тоже карабкаются куда-то по стенам домов Ханга Роа. Уверен, ни один островитянин не скажет, куда лезет Санта Клаус. Вряд ли местные жители знают о существовании дымоходов. Ведь печи и камины они в глаза не видели.

Перед самым Рождеством, улицу с елкой, вернее один ее квартал, перекрыли полицейские. На этот день улица стала исключительно пешеходной.  Прямо на дороге были расставлены стулья для зрителей. А на газоне хор детей готовился к выступлению. Рядом, под елкой расположился вертеп. Естественно, он был сделан в соответствии с местными представлениями о рождении Христа. Одежды библейских героев были расписаны языческими символами. А на голове Марии была традиционная корона с тремя зубцами, изображавшая главный символ острова – три скалистых островка на юге Рапа Нуи.

Каждый день, возвращаясь на яхту и грузясь в тузик в порту, мы становились свидетелями одной и той же сцены. Прямо на пирсе стоял металлический стол для работы с рыбой. За ним рыбаки разделывали пойманную рыбу и грузили ее в пенопластовые ящики со льдом. Как правило, это был тунец размером около одного метра. Смотреть на процесс разделки рыбы для нас было невыносимо. Они разделывали ее варварски, выбрасывая в воду ценнейшие, по нашему мнению, части рыбы. Их интересовало только филе. А внизу, у стенки, на полуметровой глубине плавали четыре огромные черепахи. Бухта была их столовой. Однажды я видел, как мимо яхты торопливо проплыла черепаха по направлению к бухте. Она явно опаздывала и очень спешила к возвращению рыбаков с моря. Черепахи были всеобщими любимцами. В порту всегда было полно детей. Они очень живо реагировали на черепах. Бегали по пирсу, кричали и тыкали в них пальцами. Черепахи приводили детей в восторг.

Как-то днем, когда мы грузили закупленные продукты в лодку, что бы переправить их на яхту, к нам подошли двое местных мальчишек лет по 12. Они уже знали, что мы со стоящей на рейде яхты. В глазах их читался явный интерес и, наверное, зависть. В них говорили гены их предков-мореплавателей. И, конечно, яхта, пришедшая из далекой и загадочной Украины, не давала им покоя. Мы разговорились. И хоть они уверили меня, что знают такую страну - Украину, скорее всего, слышали они о ней в первый раз. Мне показалось, что, только услышав слово "Европа", они смогли представить, из какой части света мы прибыли. Прощаясь, оба важно подали руки для пожатия, явно стараясь делать все, как взрослые. Уверен, что и в самом факте общения они пытались подражать взрослым. Открытости и дружелюбию здесь учатся с детства.

На выходе из рыбацкой бухты, как обычно, серферы ловили прибойную волну. На острове у молодежи есть два главных занятия – серф и гребля на проа. Последнее, кстати, недвусмысленно указывает на полинезийское происхождение населения острова. До берега здесь недалеко и большинство гоняют на волне на лежачих досках. Весь путь составляет лишь несколько десятков метров. Поэтому разогнаться особо негде. Но некоторым, все же, удается встать и лихо промчаться пару десятков метров.

Серферы  часами проводили в воде. Десятки голов с досками весь день торчали из воды в ожидании подходящей волны. Наконец, волна приходила. Как правило, приходила сразу серия волн. Сначала волна поменьше, потом две большие. Потом пауза. И следующая серия. Кто-то хватал первую волну. Кто-то ждал волну побольше. Те, кто не успел еще отплыть от берега, стремились встретить волну под водой, что бы она не отбросила их назад, к берегу. Они плыли на своих досках, широко гребя руками. При подходе волны гребцы соскакивали с досок и энергично совали головы под воду, высоко поднимая при этом свои зады. На воде это выглядело так. По всему прибою гребут на досках серферы. Вдруг один, первый, сует голову в воду и на месте головы появляется его зад. За ним то же самое делает второй, третий, четвертый…  И вот уже по всему прибою как по команде взлетают над водой зады. Проходит волна, и зады опять сменяются головами. Смотреть на это без смеха у меня, во всяком случае, не получалось.

Еще утром, когда отправлялись на берег,  встретили соседей. Мы подошли к ним и перебросились несколькими словами. Оказалось, что это канадская яхта. На мой вопрос, почему нет флага, владелец яхты Эрик – молодой парень, худой, невысокий и лысый, ответил, что тот сильно истрепался. По-моему, он лукавил. И уже когда мы возвращались с берега, на яхте развивался новенький канадский флаг.  Канадец только Эрик. Его жена, симпатичная девушка по имени Элизабет, из Колумбии. Сюда пришли из Перу и дальше планируют идти в Чили, спуститься по каналам на юг и выйти в Атлантику. Как потом выяснилось, Эрик не яхтсмен и почти не имеет опыта хождения под парусом. Он купил яхту в этом году и сразу ушел в море. Хотя однажды он, все же, ходил на Фолкленды с друзьями. Но там он, скорее всего, был простым пассажиром.

 В первый день на Пасхи мы провели рекогносцировку на местности и наметили дальнейшие планы по изучению острова. Оказалось, что моаи раскиданы по всему острову, и для их посещения нужно или брать экскурсию, или арендовать машину. Экскурсий дешевле 60 долларов мы не нашли. К тому же, экскурсионные маршруты построены таким образом, что для посещения всех интересных мест нужно брать несколько экскурсий. А это уже сотни долларов на человека. В то же время можно арендовать машину за 60 долларов. Муки выбора нас не терзали, и мы решили сэкономить и взять машину. Кроме денежной выгоды, машина дает еще и свободу действий. И, к тому же, оставляет место неожиданностям и приключениям. Пригласили с собой и Эрика с Элизабет. Они охотно согласились составить нам компанию.

Но перед поездкой по острову нам нужно было выполнить запланированные работы по яхте. Главным для нас было подруливающее. На переходе оно все время клинило и доставляло нам немало хлопот. Поэтому первым делом оно было демонтировано и разобрано. Оказалось, клинит игольчатый подшипник – результат не очень профессиональной работы мастеров в Кейоне.

 
 

Страница: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10]