Фоторепортаж Зубенко Андрея (UT6UE)

Остров Робинзона Крузо.

21

Страница: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21]
 

   Уже после швартовки к нам подошел Алаин. Он помог загрузить на яхту баллоны с газом, которые уже ждали нас на пирсе. А дальше «Купава» стала частью праздника. Был устроен «День открытых дверей» и к нам потянулись гости. Алаин обосновался у нас на правах хозяина и принимал гостей вместе с нами. Но сначала он устроил нам ликбез про о.Пасхи, или, вернее, Рапа Нуи, как называют остров сами пасхуальцы. Название «Пасхи» у них прочно ассоциируется с колонизацией острова. «Я дам вам телефон моего друга. Он очень богатый и влиятельный человек на Рапа Нуи. Купил себе там гостиницу и теперь живет в ней. На острове нельзя без знакомых. Это – crazy место. Там живут в основном туземцы – очень своеобразные люди, со своими нравами и обычаями. Вам будет спокойнее, если вы будете чьими-то друзьями». По словам Алаина, после включения острова в состав Чили, оттуда много людей перебралось на континент, в провинцию Чилоэ. И сегодня в укладе провинции многое сохранилось с Пасхи. Даже традиционное для юга Чили блюдо Касидо Чилено – это точная копия рапануйского блюда.  Может быть, поэтому в Чиллоэ, в Кейоне, мы встречали так много пьяниц? И может быть, поэтому у нас там украли наш тузик?

   Вслед за Алаином к нам пришел молодой парень, его помощник. Типичный латинос, длинноволосый мачо. Только совсем юный. Влюбленный в дайвинг. Но врачи запрещают ему нырять. У него врожденный диабет. «Но я все равно ныряю.  Иначе, для чего жить, если не можешь заниматься любимым делом».

   В разгар беседы о смысле жизни к нам в борт постучали. На пирсе стояли два морских офицера с десантного корабля. «Benvenidos» - сказал я и пригласил их в яхту. Один из моряков оказался таким же «дайвером», как и Алаин. Только военным. Именно он принимал экзамен у Алаина и у новоиспеченных дайверов о.Робинзона Крузо. «Я уже 19 лет на флоте. В следующем году ухожу в отставку. Хочу перебраться сюда и заниматься коммерческим дайвингом. Буду погружать туристов».

  Гости приходили и уходили. До сих пор все визитеры были непьющие. Ни Алаин, ни его друзья-дайверы, ни военные моряки, вообще не потребляют алкоголь. Абсолютно, если верить им самим. А мы до сих пор были уверены, что все чилийцы находятся во власти «зеленого змия».

  В какой-то момент снаружи послышались звуки беспорядка и свалки. Мы выскочили наверх. Перед яхтой, дикий и величественный, стоял Александр Селькирк, во всей своей нетрезвой красе: «Я губернатор этого острова. Убирайтесь отсюда, злодеи» - проревел он, и ударил по ноге мухобойкой.
  «Приветствуем тебя, Александр. Посмотри на наш флаг – он не датский и не испанский. Это украинский корабль. Поднимайся к нам на борт». И он поднялся. И не просто поднялся. Он ввалился к нам в кают-компанию со всеми своими шкурами, проклятиями и громовым голосом. Он тут же занял все свободное пространство в яхте. Он еще раз повторил свою знаменитую фразу о губернаторстве на острове. Говорят, этой фразой Селькирк встретил датское судно, которое могло его спасти. Он прогнал их, не будучи уверенным, что его не доставят в Испанию. В этом случае, шотландского пирата ждала бы виселица. Этой же фразой наш знакомый Селькирк несколько лет назад встретил президента Чили, который высадился с корабля на пирс Сан Хуан Батиста. Александр бежал по пирсу в своих козьих шкурах и кричал, что бы тот убирался. Президенту понравилось.

  По свидетельству спасителей настоящего Александра Селькирка, тот настолько отвык от человеческой речи, что и говорить толком уже не мог.
   Но наш Селькирк был очень разговорчив. Его громовой голос заполнял яхту и разносился далеко за ее пределы. На какое-то время «Купава» погрузилась в истории из жизни знаменитого отшельника.

   Мы пообещали Селькирку не доставлять его в Испанию и по этому случаю разлили по чарке вина. Затем чарки поднимались в воздух еще и еще. Было весело и шумно. Мы сидели долго. Из яхты временами доносился гремящий голос Селькирка, в лицах рассказывавшего про то, как он топил испанские корабли и как он борол трудности своего одиночества на острове.
Мы же благодарно слушали и сочувствовали всем его невзгодам. «А может, Шурик, ну его, этот остров» – уговаривали мы его – «Может с нами, в Старый Свет?» «Не, ребята. Как же остров без меня. Я же профессиональный Селькирк уже много лет. Даже шкуры научился сам шить. Нет, я уж лучше останусь». Впрочем, остаться на острове без посторонней помощи ему было уже сложно. Мы помогли ему перебраться на пирс и проследили, что бы он безопасно добрался до берега.

   А вокруг яхты уже собралась гурьба мальчишек лет по 12. «Заходите» - скомандовал Юра. И гурьба с гомоном скатилась в «Купаву». Дети с интересом исследовали яхту, заглянули на камбуз, посидели за штурманским столом. Спрашивали про шторма, про опасности похода. Глаза у них горели дальними странствиями. «Где-то у нас были конфеты» - сказал Юра. На стол тут же был высыпан кулек конфет. Мальчишки вежливо взяли по одной. «Берите, берите» - сказал Юра, и сунул жменю конфет одному из них. И тут началось. Сначала деликатно, потом все смелее и смелее они стали хватать конфеты со стола, стараясь загрести побольше. И уже через несколько секунд на столе не осталось ничего. При этом борьба не прекратилась. Она переместилась со стола на койки, где расположились наши гости. Они вырывали конфеты друг у друга, стараясь быстрее спрятать добычу в карманы. Еще несколько секунд, и все затихло. Дети сидели довольные с полными ртами и с оттопыривающимися карманами. Потом уже мы встречались с ними на улице, как старые друзья. Мы заправски хлопали по ладоням, зажимали руки друг друга в замок, исполняя ритуал приветствия их закрытого общества.
  Я спрашивал: «Комо эстас?» «Муй Бьен» - отвечали они и оттопыривали вверх большой палец. Давайте, ребята. Может кто-нибудь из вас когда-нибудь бросит насиженные места и двинет под парусом по миру. Давайте. До встречи в море.

Наконец, мы проводили последних гостей. Залили воду в пятилитровые бачки, установили баллоны с газом на штатные места и вечером вернулись на бочку.

 

  На следующий день праздник продолжался.
Проводились соревнования по водным видам спорта. Первыми боролись гребцы. Несколько команд по очереди гребли в рыбацких лодках на дистанции 100 м.
Затем места в лодках занимали следующие команды, и заплыв повторялся. Их сменили пловцы. Первыми плавали дайверы – две команды эстафетой боролись на 50 м. Плавали они плохо, и нас поразило, что профессиональные дайверы не умеют плавать. Хотя нужно отдать им должное – вода была всего 13 градусов и не каждый рискнет прыгнуть головой с пирса в такую воду. Тем более что среди них были и девушки.

   Эта девушка, случайно попавшая в кадр, первая женщина с лицензией коммерческого дайвера в Чили. Она тоже участвовала в расчистке бухты после февральского цунами и в заплывах на празднике.
 

   Дайверов сменили местные пловцы. Их, десятка полтора, завезли метров за триста от пирса и скомандовали: «Плывите». Те, как пингвины со льдины, посыпались с лодок в воду и устремились к пирсу. Плавать они тоже не умели. Движения, которые они совершали, трудно назвать плаванием. Поэтому удивило, что сопровождавший пловцов катер армады, на котором были и телевизионщики с камерами, бросил основную группу и устремился к финишу снимать победителей. А по мне, так самой большой награды достоин именно последний финишировавший. И не только за волю к победе. Наверняка он самый выносливый из всех стартовавших.

   На следующий день с утра взяли отход в армаде. Молодой офицер, дружелюбный и как всегда улыбающийся, все время извинялся за большое, по его мнению, количество бюрократических процедур: «Наверное, нигде в мире вы не встречали такого количества бумаг».
   «Ха – рассмеялись мы и рассказали ему об СССР - Мы же родом оттуда. Чили – просто детский сад по сравнению с нами».
Это не было преувеличением. Несмотря на большое количество бумаг и постоянный контроль, Чили очень открытая страна. Весь контроль сводится лишь к фиксации. Нам никто никогда ничего не запрещал. А если нам что-то нужно было, с радостью давали любую информацию и допускали даже на военные объекты. Например, в каналах мы посещали маяки, и военный состав маяков устраивал нам целые экскурсии. Я уже не говорю о визах. Наши визы закончились три месяца назад. И за эти три месяца ни один чиновник не предложил нам покинуть страну или продлить визы.
    Нам выписали новую бумагу на маршрут от архипелага Juan Fernandes до порта Hanga Roa на Рапа Нуи. Попросили дать координаты трех точек маршрута. И пожелали счастливого плавания. Вся процедура заняла десять минут. Кстати, один раз потом в океане чилийские военные позвонили на спутниковый телефон и запросили координаты.

   А в это время на большой площадке, отведенной для проведения праздника, все население поселка собралось для поедания мяса.
   Вопреки моему ожиданию, мясо не готовили и не ели сообща. Каждый получал свою долю сырого мяса и затем распоряжался им как хотел. По периметру площадки были расставлены столы, за которыми островитяне сидели семьями или компаниями. Каждый готовил и ел все, что хотел и что принес собой. Кто-то принес целую козу и жарил ее целиком на огне. Традиционно огонь разводится большой, а мясо ставится на удалении.

На празднике мы опять встретили Александра Селькирка. Он был все с той же бородой, но уже в кожаной куртке и джинсах. Ему не хватало Харлея для завершенности образа Селькирка ХХІ века.

   Среди всего этого пиршества мы уже не застали дайверов. Они сегодня грузятся на десантный корабль и возвращаются на континент. Встретили лишь Пабло. Он имел очень уставший вид: «Сейчас домой и пару недель отдыхать. Спать с утра до вечера».
  «Ну и задали вы задачку с вашим пауком. Не могут пока его идентифицировать». И тут он спохватился: «А вы мясо получили? У нас же есть на вас порция». И он повел нас к дому, где до сегодняшнего дня обитали дайверы. Дом выглядел опустевшим, хоть в нем еще и были люди. Все вещи уже были погружены на корабль и ребята просто сидели в ожидании команды на отход. Было как-то грустно и тоскливо.
  Девушка Алаина, она из местных, была тут же. «Да, ваше мясо ждет вас» - и она вынесла нам увесистый пакет. Мы выразили надежду, что встретим ее в следующее наше посещение острова. «Ну, уж нет - сказала она – я тоже уезжаю. У меня есть работа на континенте».
 

   Вечером у нас был отличный ужин. Уверен, что мясо «по-украински» ничуть не хуже мяса «по-чилийски».
Последний вечер на Крузо. Завтра опять в океан.
Прощай Крузо.

 
Страница: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21]