UT6UF UT6UE вокруг света на яхте "Купава"


Капитан:
Бондарь Юрий Васильевич (UT6UF)- Неоднократный участник морских и океанских переходов, известнейший яхтсмен и конструктор яхт.

Члены экипажа:
Зубенко Андрей Витальевич (UT6UE)- Чемпион Украины с парусного спорта.


 

 

Репортаж Зубенко Андрея (UT6UE)

   
 

Переход от о. Мангарева до о. Таити

   
 

11

   
 

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13]

   
  11.03.11.
     Ночь в дрейфе прошла спокойно. Если не считать того, что яхту сильно болтало и нас с Юрой все время норовило выбросить из коек. Пришлось пристегиваться ремнями. Дрейф за 6 часов составил 4,4 мили – средняя скорость получилась 0,7 уз. Причем последние полтора часа дрейфовали курсом 30 градусов при ветре 60 – 70 градусов. Т.е. дрейфовали в бейдевинд, почти против ветра. Скорее всего, яхта получала ход из-за ее раскачивания боковой волной. А так как руль был переложен на ветер, то яхта все время стремилась привестись. Помогала ей в этом и волна, которая регулярно заносила корму.

    В 5.00 в очередной раз меня разбудил будильник. Небо уже начало сереть, и было самое время поднимать паруса. До острова 16 миль. Ветер восток/северо-восток 10 узлов. С нашей скоростью 3,5 узла, у острова будем часов через пять.

    К этому времени остров уже хорошо был виден на горизонте – на фоне чистого утреннего неба вырисовывалась высокая красивая гора, похожая на вулкан. За вершину горы зацепилась большая дождевая туча. Кругом ясно и солнечно, а вся гора и море вокруг нее были закрыты пеленой дождя. Будто сказочный остров, на котором злой колдун уединился от всего мира.

    На подходе к Мехетиа включили эхолот. В открытом море мы его, как правило, не использовали. Берегли. Да и без надобности он там. Поэтому включали его лишь в непосредственной близости от берега. При этом, чтобы не сидеть на палубе и не контролировать глубину, обычно выставляли звуковой сигнал. Эхолот подавал предупреждение при падении глубины до 50 или до 20 метров, в зависимости от ситуации.

    Но когда глубина под яхтой больше 70 метров, наш эхолот «клинило», и он начинал показывать какие-то беспорядочные цифры. Обычно он зависал на глубине 3,4 метра. При этом срабатывало предупреждение о падении глубины, и эхолот начинал пищать. Услышав тревогу, мы бросали все и выскакивали на палубу. Осмотревшись и поняв, что нас «обманули», перегружали эхолот и опять возвращались к своим делам. Но через время он опять «зависал» и опять подавал тревогу. Тогда мы не выдерживали и выключали его. Но иногда эхолот не зависал на одной цифре, а начинал показывать изменение глубины в пределах от 3 до 5 метров. Создавалось полная иллюзия его правильной работы. И хоть по карте под нами могла быть не одна сотня метров, а за бортом и намека на дно не было, но все равно, меняющиеся на экране цифры заставляли нас нервничать.
 

       Около 10.30. подошли к северо-восточной оконечности острова. Весь Мехетиа – это один большой вулкан под названием Фареура. Он считается молодым действующим вулканом. Под ним еще идут геологические процессы. Около 30 лет назад он даже стал эпицентром землетрясения.

     Мы обошли остров со всех сторон. Красивая гора, торчащая прямо из воды. Основание по всему периметру подмыто. Высокие берега осыпаются и круто уходят в воду. А там, где берега пологие, камни и рифы не дают подойти близко. Пляжей нет. Берег ровный. Северная сторона острова выветренная и крутая. Южная - более пологая, с обильной растительностью. Есть пальмы.
 

       Океан подходит к самому острову. Барьерный риф еще не успел образоваться. Хотя нет, риф, все же, есть. Просто он еще молодой и не доходит до поверхности воды. Поэтому ничто не защищает вулкан от мощного прибоя, и под его воздействием гора активно разрушается. Когда-нибудь она полностью опустится в воду, а поднявшийся из воды риф создаст вокруг верхушки вулкана лагуну.

     Людей на острове не видно. Хотя свидетельства их пребывания заметны. На самой вершине стоит антенна и виднеется небольшая белая постройка рядом с ней. Но ни дорог, ни пирсов, ни каких-либо других построек на Мехетиа нет. Скорее всего, люди здесь постоянно не находятся. Их, наверное, доставляют сюда для обслуживания антенны вертолетом.

     Зато животный мир на острове процветает. Отсутствие человека и хорошие природные условия сделали его естественным заповедником. Особенно много на Мехетиа птиц. С воды было видно, как они копошатся среди деревьев или парят на фоне склона вулкана.

     Я рассматривал в бинокль крутые берега острова, как вдруг мне показалось, что что-то шевельнулось на отвесной стене. Я стал всматриваться. Точно, черно-белая точка вдруг перепрыгнула с одного камня на другой. Это был козел. Большой козел с роскошными кривыми рогами. Он скакал по почти отвесной стене, с легкостью балансируя на камнях. Рядом зашевелились еще несколько точек. Да здесь же полно коз!
     - Юра, козы! - Радостно позвал я Бондаря.
     - Надо высаживаться. Здесь можно поохотиться.

     Где-нибудь поохотиться мы мечтали еще от самой Аргентины. В Ушуайя мы на день рождения Юре подарили арбалет и с тех пор искали ему практическое применение. Даже для стрельбы по рыбам с яхты приспособили. Но крупные рыбы к нам, почему-то, подходить перестали, а все острова, на которые мы высаживались, оказывались пустынными. Поэтому арбалет пролеживал без дела. И вот, наконец, на нашем пути оказался остров с козами. Остров необитаемый. И значит, никто не помешает нам устроить отличную охоту и пиршество с поджаренной на костре козлятиной. Надо высаживаться.

     К Мехетиа мы подошли как раз в то время, когда по нашим расчетам от Японии должно было прийти цунами. Вчера мы не придали значения ночному сообщению друзей. Но, судя по информации, которую передало утром радио «Свобода», в Японии случилась действительно большая катастрофа. В 100 километрах от острова на глубине 23 км произошло мощное землетрясение магнитудой до 9 баллов. И вслед за землетрясением на Японию обрушилось цунами. Пришло две волны: первая высотой 10 метров, а за ней вторая - около 7 метров. Уже есть сведения о семи сотнях погибших и больших разрушениях на побережье страны. По всему Тихому океану объявлена опасность цунами.
     
     Мы прикинули расстояние от Японии до Таити, и высчитали, когда волну можно ждать здесь. В «назначенное» время я сидел на палубе и ждал цунами. Конечно, всерьез ожидать его здесь, за тысячи миль от Японии, было наивно. И, конечно, волна так и не пришла. Вернее, по данным сейсмологов она сюда все же дошла. Часов через 10 после землетрясения. Но увидеть ее на поверхности моря было абсолютно невозможно. В открытом океане высота цунами редко превышает несколько десятков сантиметров, а длина волны может достигать сотен километров. Поэтому цунами считается опасной только вблизи берегов.
      Хоть цунами мы и не увидели, но все же могли считать, что успешно его пережили. Во всяком случае, карты распространения волны говорят о том, что к Мехетиа она подошла как раз в то время, когда я высматривал ее с палубы «Купавы». Так что, опыт встречи с цунами у нас теперь был!

      К полудню мы обошли остров со всех сторон. Места, где можно было бы стать на якорь и, тем более, высадиться на берег, не нашли. Надежных бухт-укрытий нет. Стать на якорь негде. Если стать и удалось бы, высадиться на берег все равно не получится - гора почти вертикально вырастает из воды и для того, чтобы подняться по крутым склонам, нам понадобилась бы альпинистская подготовка и специальное снаряжение.

      Остров оказался непреступным. Наверное поэтому Мехетиа и сегодня избегают мореплаватели. Опасные подводные рифы и обломки скал заставляют моряков держаться от него подальше. (Хотя говорят, что 250 лет назад, во времена, когда остров только открыли, его населяли туземцы и с ними велась торговля с Таити.)

      Решили больше не терять времени и уходить на Таити. Таким образом, на всем переходе от Гамбье до Таити мы не смогли высадиться ни на одном острове. И не сделали ни одного снимка. Это было особенно обидно, потому что, как потом оказалось, в интернете я не смог найти ни одной фотографии этих островов. В лучшем случае - снимки с пролетавших мимо самолетов! Даже сегодня эти острова остаются «неизвестной землей», и не очень популярны среди путешественников с фотоаппаратами.

      Из опыта посещения необитаемых островов я сделал однозначный вывод – экипаж яхты в дальнем походе должен состоять из трех или четырех человек. В море с яхтой справиться можно и в одиночку. А вот для высадки нужно иметь команду. Тогда можно разделиться, и оставить одного или двух человек на яхте, а двоим отправиться на тузике на берег. В этом случае яхта бы спокойно дрейфовала у острова, а «десант» исследовал бы неизвестную землю.
      В то же время, вряд ли экипаж небольшой яхты должен составлять больше 4 человек. Или все члены команды должны быть сильно заряжены одной идеей, чтобы жить единой жизнью. Как, например, в кругосветных гонках. В противном случае, в дальнем плавании трудно избежать разделения экипажа на группировки и возникновения конфликтов интересов. Могу утверждать, что при возникновении подобной ситуации поход можно заканчивать. Ничего хорошего из него уже не получится.

      Впрочем, чтобы создать конфликт на яхте, не нужен ни большой экипаж, ни дальний поход. Как-то друзья, яхтсмены из Запорожья, рассказали мне свою историю. Они были друзьями с детства. Всю жизнь вместе, все дела - только вдвоем. И вот однажды друзья отправились на яхте из Запорожья в Севастополь. На пятый день пути один из них решил открыть банку сгущенки к чаю.
     - Это же последняя, - сказал второй. – Давай на завтра оставим. Нам же еще идти целый день. А сегодня как-то перебьемся.
     - А чего ее оставлять? – не согласился первый. – Какая разница? Сейчас съедим, а завтра что-нибудь придумаем.

     Таким было начало спора. Результатом же стала большая ссора двух закадычных друзей, после которой они не только до конца похода не разговаривали, но еще долго после его окончания старались не вспоминать друг о друге.
     - И как это вы два года ходите вместе на такой яхточке, и до сих пор не перегрызлись друг с другом? – спрашивали уже давно помирившиеся друзья, когда мы были у них в гостях, поднимаясь по Днепру в Киев.
     – Мы вон из-за какой-то банки сгущенки месяц не разговаривали. У вас что, сгущенки на яхте не было? Или вы секрет какой-то знаете? Вы же такие разные с Юрой.

     Проблема конфликтов в замкнутом коллективе достаточно серьезная для дальних морских походов, чтобы о ней не думать, собираясь в море. Все люди разные, у каждого свои особенности характера, привычки и странности. И то, что в обычной жизни мы, как правило, не замечаем в других людях или прощаем им, в условиях длительного совместного пребывания может стать серьезным поводом для ссоры. Один чихает слишком громко, другой воду для умывания не экономит, третьему посмотреть что-то интересно, в то время как другому лучше бы поспать или посидеть за столом... Я не говорю уже о разных темпераментах и отношении к жизни. Да мало ли этих причин может быть! Это с берега они все выглядят смешными и незначительными. А в море каждая из них может стать началом большого конфликта.
       В походе я не раз становился свидетелем, как распадались яхтенные экипажи. Как-то на островах Кабо Верде я познакомился с одним голландцем на отличной яхте, который только что пришел с Канарских островов. Он шел из Европы в Южную Африку и затем в Индийский океан. Экипаж состоял из четырех человек. Поход был, можно сказать, прогулочный. Цель была только у капитана. Остальные же были просто его друзьями, которых он пригласил помочь ему в море и, заодно, приятно провести время на яхте.
      - Но сейчас я заканчиваю поход. Дальше не пойду, - как-то признался мне голландец. – У меня нет экипажа. Мне нужно искать команду.
      - Как нет? – Удивился я. – У тебя же еще три человека на борту!
      - Я их выгнал. Больше не могу терпеть! Слишком много агрессии, – с горечью сказал он.
Вот так: несколько месяцев в море полностью рассорили бывших друзей.

      Впрочем, для того, чтобы поссориться, и в море выходить не нужно. Но раз уж вышел, то надо учиться не замечать «недостатков» товарищей. Прощать им «непривычное» поведение или «проступки». И никогда, ни в коем случае не выяснять отношения и не выискивать виновного. Гораздо лучше просто извиниться, даже если виноват другой. Я не раз сам убеждался в том, что слова: «извини, пожалуйста» обладают какой-то магической силой. (Наверное, поэтому некоторым людям так трудно произнести их!).
      За что извиняться, найти не сложно. Все мы не ангелы. Все мы способны горячиться и совершать ошибки. Иначе конфликтов бы не было. И у любого к нам могут возникнуть справедливые претензии. Но если все в команде настроены на примирение, а не на поиск «истины», то мир и покой на яхте (во всяком случае, до конца похода) будет обеспечен.
В общем, мой совет: прощать самим и просить прощения у других.

       Мы еще раз прошли вдоль берега острова, всматриваясь в береговую линию. Но тщетно! Подходов не было. Будем уходить. Прощай Мехетиа. Следующая остановка – столица Французской Полинезии, порт Папеете (Papeete) на острове Таити. До него 62 мили.

       К обеду небо плотно затянуло высокой облачностью. Стало пасмурно и хмуро. И очень душно. Похоже, будет дождь и изменение погоды. Успеть бы до этого добраться до Таити! Но, судя по погоде, добираться туда будем долго. Ветер совсем скис, и мы еле плелись со скоростью уставшего пешехода.

       К заходу солнца до Таити оставалось не больше 50 миль. Уже совсем близко. Но ветер дул слабый. Да и то прямо в корму. Поэтому разогнаться не удавалось. За 6 часов прошли всего каких-то 10 миль. Таким ходом не скоро мы доберемся до Папеете.

       Вечером слушали радио «Свобода». Получали все новую и новую информацию о цунами в Японии. Там произошло что-то ужасное. Рассказывали о разрушении атомной электростанции. Много жертв. Оказалось, что все гораздо серьезнее, чем мы себе представляли по первым сообщениям.

       К Таити решили подходить с южной, противоположной от Японии, стороны острова. Такой маршрут выбрали отчасти из-за опасности повторного цунами. Полной информации о том, что происходит, у нас не было. Поэтому предпочли перестраховаться.

      На ужин был суп с пойманной вчера каракатицей. Получилось очень вкусно. В который раз удивляюсь, как какая-то каракатица (ох и имя ей страшное придумали) так может украсить обычный вермишелевый суп!

К ночи ветер стал усиливаться и достиг 10 узлов. Хорошо. Может к утру все же доберемся до Таити.
   
 

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13]

   

"Купава".  
Переход с архипелага Гамбье (Gambier) - о. Таити (Tahiti)
(Для остановки слайда наведите на картинку курсором мышки)

 

   
   
 
<BGSOUND='SOUND/Paul_Mauriat_-_01_-_Nocturne.mp3'>