UT6UF UT6UE вокруг света на яхте "Купава"


Капитан:
Бондарь Юрий Васильевич (UT6UF)- Неоднократный участник морских и океанских переходов, известнейший яхтсмен и конструктор яхт.

Члены экипажа:
Зубенко Андрей Витальевич (UT6UE)- Чемпион Украины с парусного спорта.


 

 

Репортаж Зубенко Андрея (UT6UE)

   
 

Переход от о. Мангарева до о. Таити

   
 

3

   
 

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13]

   
      Весь день дул несильный ровный ветер, и мы спокойно шли вдоль атолла под одной генуей.

    Готовясь к остановке на Муруроа, я собрал все рыболовные снасти, а вместо них пустил на веревке за яхтой свои шорты. Это была моя «стиральная машина». В потоке набегающей воды вещи в течение нескольких часов неплохо отстирывались. Такой способ стирки я знал еще с курсантских времен, когда на учебном судне «Бородино» мы пытались стирать так свою робу. Впрочем, иногда «стиральная машина» давала сбои.
    Помню, как проходя службу на ракетном катере «Молния» на Дальнем Востоке, я научил такой «автоматической» стирке одного матроса, Олега Овчаренко. Идея ему понравилась и он, не раздумывая, пустил за кораблем штаны своей робы. И все было бы хорошо, если бы не один маленький нюанс. Скорость «Бородино» редко превышала 8 узлов. А максимальная скорость нашей «Молнии» доходила до 55 узлов (около 100 км/час). А в те дни мы, к тому же, проводили ходовые испытания после зимней стоянки, и целый день ходили максимальными ходами.
И вот через час «стирки» на 50-узловом ходу на юте (палуба в кормовой части судна) собралась группа матросов во главе с Олегом для оценки результатов стирки. Олег с важным видом подтягивал веревку с робой к корме. Меня тогда среди наблюдавших не было. Но о том, что на юте что-то происходит, я догадался по необычному оживлению и громким голосам, доносившимся с палубы. Я поспешил на шум. И уже на палубе понял, что лучше бы я этого не делал. Олег стоял в окружении умирающих со смеху матросов и растеряно смотрел на меня. В руках у него была веревка, на которой висело то, что осталось от его штанов. Пояс, карманы да клапан, заменяющий на матросских брюках гульфик… Короче, лишь то, что обычно прошивается на брюках двойным швом. Все остальное было под «ноль» «выстирано» 50-узловым потоком.
    Матрос Овчаренко был крепким парнем. На пол головы выше меня и значительно шире в плечах. И конечно, конфликт с ним не сулил мне ничего хорошего. Поэтому, первой моей мыслью было сбежать с палубы и закрыться у себя в каюте. Но чувство собственного достоинства и притупившийся за время службы инстинкт самосохранения не позволили мне прибегнуть к бегству. Я лихорадочно перебирал в голове варианты своего спасения и уже не надеялся на благополучный исход. Но тут Олег, почему-то смущаясь, посмотрел на весело толпившихся матросов, затем на меня, медленно развернулся и, не произнеся ни слова, скрылся за дверью надстройки.
    Хорошо, что Олег был не злым человеком, и мне не пришлось отдуваться за свою науку. Но смеху было много. И еще долго на корабле вспоминали эту стирку.

    Скорость «Купавы» была намного меньше 50 узлов, и даже меньше 8 узлов. Поэтому моим шортам ничего не угрожало, и они спокойно болтались за кормой, пока мы шли вдоль атолла.
Юра не признавал такого метода стирки и неодобрительно посматривал на мои шорты на веревке. Он был сторонником традиционной, ручной стирки в ведре и с порошком. Она, конечно, была эффективнее, чем «автоматическая». Но зато требовала личного участия, для которого, в условиях тропической жары и неторопливой жизни на яхте, не всегда хватало желания.

    На удивление, в морской воде вещи достаточно сносно отстирывались. Хуже, конечно, чем в пресной. Порошок не так мылился. И поласкалось тяжелее. Да и ходить потом в соленой одежде не очень было приятно. Но, все равно, приятнее, чем в грязной. К тому же, одежды в тропиках на нас обычно было немного – лишь плавки да шорты. Поэтому стирка в соленой воде, как правило, занимала не больше нескольких минут. И высыхало все мгновенно. Тем более, что можно было и на себе сушить. Даже приятно в такую жару надеть что-нибудь мокрое.

    Мы приближались к западному мысу атолла. Именно на этом мысу было проведено большинство ядерных взрывов и произошли большие оползни после того, как очередной заряд взорвался на половине глубины шахты. Но сейчас мыс ничем не отличался от тысяч таких же на других атоллах Французской Полинезии.
Издалека было видно, как о мыс разбивался мощный накат. Весь берег закрывала завеса водяного тумана. Ревел прибой. Гул стоял такой, что разговаривать было трудно.

    День подходил к концу. Небо затянуло пеленой облаков, и оно стало серым. Сквозь облака слабо пробивалось белое заходящее солнце. Лишь над западным мысом атолла, там, где садилось солнце, небо было окрашено золотистыми красками с синими переливами. Красивый закат, который, к тому же, обещал хорошую погоду на завтра.
Наконец солнце спряталось в мощную кучевку у самого горизонта, и та окрасилась ярко красным цветом.

    Наступила ночь. Атолл погрузился в густую темноту. Ни одного огонька на берегу. Только над северной частью атолла, казалось, было легкое зарево. Похоже, там был небольшой поселок. Хотя самих огней видно не было. Только слабый отсвет на небе.

    Ко входу в лагуну мы подходили уже в темноте. Поэтому от захода в нее отказались. Но я не очень расстроился. Честно говоря, за время стоянки на Мангарева я устал от берега. Да и страшновато немного было. Мало ли что на Муруроа осталось после ядерных взрывов. Вдруг здесь земля светится или осьминоги двухголовые по ночам на берег вылезают! Кто знает, с чем можно столкнуться на заброшенном ядерном объекте.

    Мы прошли вход в атолл и, не увидев никаких навигационных огней в лагуне, легли на курс на острова архипелага Duk de Gloucester. Это тот самый архипелаг, три острова которого не обозначены на большинстве электронных навигационных карт, и о которых мы узнали на о.Мангарева от немецкого яхтсмена Гюнтера. Интересно посмотреть на острова, которые даже на картах не обозначены!
 
03.03.11.
    К утру ветер усилился до 10 узлов и отошел на юго-восток. Задул чистый фордак. В результате усиления ветра скорость наша не увеличилась, а вот качка стала сильнее.

    На завтрак сварили суп с бананами острова Мангарева, срезанными в горах и никак не желавшими зреть. Лежали уже целую неделю, а все еще оставались зелеными, как огурцы. Только чернеть начали.
Но испортиться они не успели. Последнее из того, что мы собрали в пальмовой роще на горе Даф, сегодня было отправлено в кастрюлю. Остались лишь связка бананов от Деда да связка больших толстых бананов с острова Акамару. Те, что с Акамару, уже начали желтеть, и сегодня с утра мы их попробовали. И были разочарованы. Они оказались абсолютно не сладкими. Недаром на острове их называли бананы-овощи. От обычных эти отличались особой «пузатостью». Похоже, все бананы с Акамару пойдут в суп. А вот бананы Деда пока зеленые, и мы их еще не трогали.
   
    
Вместе с бананами в суп пошла и традиционная сушеная рыба. А еще в суп мы добавляли чилийские водоросли, которые когда-то купили в Пуэрто Монтт. Не знаю, как называлась эта трава. Для нас с Юрой она была просто «травой». Но, по правде говоря, трава эта стала настоящим украшением всех супов, которые мы готовили на яхте.
     Помню, что первый раз я попробовал эти водоросли в ухе чилийских рыбаков еще в Патагонии. И сразу отметил необычный вкус ухи. После этого я специально искал водоросли на местных базарах.
Продавались они спрессованными в полукилограммовые брикеты. Перед прессовкой водоросли, похоже, не особо тщательно мылись, и в брикете попадалось множество рачков и дафний. Поэтому каждый раз, кидая траву в суп, мы отправляли туда еще и большое количество морской живности. Витя, который до отъезда с яхты исполнял у нас функции кока, готовить из этой травы отказывался.
То ли трава ему не нравилась, то ли способ ее приготовления чилийцами вызывал у него сомнения. Как бы то ни было, до острова Робинзона Крузо она пролежала не тронутая. Лишь с отъездом Вити водоросли стали неизменным компонентом нашего супа.
     И мне, и Юре трава нравилась. Она придавала супу особый, неповторимый вкус, который напоминал нам о Патагонии. И, к тому же, отлично хранилась, не требуя специальных условий. Хотя уже в тропиках, через полгода хранения, трава у нас начала немного плесневеть. Но это не было большой бедой. Перед приготовлением ее достаточно было хорошенько промыть в морской воде, и она опять готова была к употреблению.

     После завтрака мы пили чай с натертым кокосом и оладьями. А я еще в чай добавлял засахаренные корки грейпфрута, которые собирал всю стоянку на Мангарева. Уж очень хотелось украсить наше не очень разнообразное меню какими-нибудь «сладостями». Мне чай с корками нравился. А вот Юра употреблять их отказывался.
    - Шкурки не едят, - сказал он как-то брезгливо в ответ на мое предложение попробовать их.
   
   
Справедливости ради, следует отметить, что я от этого не очень расстроился. Целая банка вкуснейших цитрусовых «цукатов» оказалась в моем единоличном распоряжении. И я долго еще наслаждался чаем с этой сладкой и чуть горьковатой приправой.

    Ели мы обычно в каюте. На палубе слишком пекло солнце, да и накрывать на стол там было сложнее. Пока установишь плоский кранец, который мы использовали в качестве стола, пока вынесешь посуду на палубу… Да еще и скакать вниз придется, если что-то забудешь. А после завтрака - убирать все с палубы...
В общем, слишком много было мороки. И на солнце жариться не очень хотелось. Поэтому приемы пищи на палубе у нас происходили только в особо торжественных случаях.

     Правда, в каюте было немногим лучше. Солнце, конечно, не жарило, но зато и воздух не двигался. И когда дело доходило до чая, мы уже вовсю обливались потом. К тому же, если яхта шла по ветру, или как еще говорят «с ветром», даже на палубе ветер почти не ощущался. И чтобы хоть немного задувало в рубку, на попутных курсах мы обычно поднимали спрейхуд.

     После завтрака Юра занялся восстановлением аккумуляторной батареи к подаренной Сканзи радиостанции. А я разобрал заклинивший от соли блок бакштага. Соль – это наш бич. Она забивается в блоки, накапливается в лебедках. Их клинит, и нам время от времени приходится разбирать и чистить от соли палубное оборудование.

     А еще у нас появились новые течи. На этот раз потекли вантпутенсы (узлы крепления вант мачты к корпусу яхты) на палубе по правому борту. Как раз над койкой Юры. И пока нас не заливало волной, нужно было расчистить их и загерметизировать.

    Сегодня в очередном баллоне закончился газ. Этот 15-килограммовый баллон мы купили еще у дайверов на острове Робинзона Крузо. Дайверы тогда заканчивали работу по очистке бухты после цунами и, чтобы не тащить оставшиеся два баллона с газом на материк, уступили их нам всего за 55 долларов каждый.
     Подключили баллон мы в конце ноября перед самым выходом с острова. Сегодня начало марта. Выходит, 15 кг газа у нас ушло за 3,5 месяца. Это больше нашего обычного расхода. Даже вчетвером мы тратили всего 5 кг на 1,5 месяца пути. Т.е. 15-килограммовый баллон на экипаж из четырех человек должен был уйти за 4,5 месяца. Нас же, начиная с о. Робинзона Крузо, на яхте было всего двое. И при этом получился такой перерасход.
     Перерасход газа я связал с появившимися в нашем рационе блинами, которые мы жарили раз в два дня. На жарку блинов из 1 кг муки требовалось около часа времени непрерывного горения плиты. В то же время, на приготовление супа или каши необходимо было минут 15 горящего газа. Получается, что в условиях дефицита газа блины нужно исключать из ежедневного рациона. С блинами, кстати, связан был и перерасход воды, которая шла в тесто. Вдвоем с Юрой мы тратили воды столько же, сколько тратили ее вчетвером – 5 – 6 литров в сутки. Правда, мы перестали ограничивать себя в чае. Заваривали его по нескольку раз в день и ночью позволяли себе роскошь внепланового чая на вахте. В общем, экономить мы стали значительно меньше, чем в начале похода. Наверное, это было связано с тем, что мы научились решать вопросы со снабжением, которые в начале похода для нас представляли большую проблему.

     Где-то по левому борту в 37 милях от нас лежал необитаемый о. Тематаги (Tematagi). Острова видно не было. Зато видны были растущие прямо из горизонта башни облаков над ним.

     Известен Тематаги тем, что он является географическим антиподом мусульманской Мекки. Т.е., если провести линию от него через центр Земли, то эта линия выйдет на поверхность противоположной стороны Земли как раз посреди Мекки. Думаю, что если бы среди яхтсменов было больше мусульман, на острове, наверное, уже давно построили бы большую мечеть.
   
  04.03.11.
     За прошедшие сутки преодолели 94 мили. Все это время ветер сохранялся и по силе, и по направлению.

     Сегодня Юра попытался восстановить бортовой компьютер. Компьютер у нас уже давно не работал. В него попала морская вода. И это при том, что корпус компьютера должен был быть герметичным. Лишь провода да USB-шнуры выходили через заглушки из корпуса. Вот по одному из этих шнуров вода и проникла внутрь.
Сантиметрах в двадцати от выхода из корпуса на шнуре оказалась повреждена изоляция. Повреждение мы сразу не заметили. Но воде этого было достаточно. Она попала в шнур, а дальше внутри изоляции проникла и в сам «герметичный» корпус компьютера.
 

       Теперь Юра пытался привести материнскую плату в чувства, засунув ее в кастрюлю с кипящей пресной водой. К сожалению, эксперимент не удался. Компьютер так и не ожил.
Зато заработала батарея к радиостанции Сканзи. Мы научились ее заряжать без штатного зарядного устройства. А значит теперь, в дополнение к стационарной, у нас появилась еще и переносная УКВ радиостанция.

     После полудня несколько раз подходили тучки. Временами шел несильный дождь. Ветер гулял. Заходил даже до северного. Какое-то время мы пытались отрабатывать парусами все изменения ветра. Подбирали их, растравливали, меняли одни на другие. Но вскоре, когда солнце склонилось над самым горизонтом, на море опустился полный штиль и яхта остановилась. Теперь оставалось лишь успокоиться и терпеливо ждать, когда опять задует ветер.
   
 

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13]

   

"Купава".  
Переход с архипелага Гамбье (Gambier) - о. Таити (Tahiti)
(Для остановки слайда наведите на картинку курсором мышки)

 

   
   
 
<BGSOUND='SOUND/Paul_Mauriat_-_01_-_Nocturne.mp3'>