UT6UF UT6UE вокруг света на яхте "Купава"


Капитан:
Бондарь Юрий Васильевич (UT6UF)- Неоднократный участник морских и океанских переходов, известнейший яхтсмен и конструктор яхт.

Члены экипажа:
Зубенко Андрей Витальевич (UT6UE)- Чемпион Украины с парусного спорта.


 

 

Репортаж Зубенко Андрея (UT6UE)

   
 

Стоянка на о.Мангарева

(архипелаг Gambier)

 

13

   
  Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
   
  08.02.2011

      Сегодня день моего рождения. Я хотел отпраздновать его на берегу. Пригласить к Фрицу всех яхтсменов и наших друзей из поселка. Сканзи как-то рассказал нам про коз на соседних островах. Возникла идея отправиться туда и подстрелить какую-нибудь козочку к празднику. Я спросил об этом Сканзи.
      - Зачем охотиться? Давай я зарежу поросенка. Я и приготовлю его.

     Я попытался тогда отказаться. Не хотелось напрягать Сканзи. Да и похвастаться трофеем мне казалось интереснее. Но Сканзи настаивал:
      - Ты только скажи, когда нужно, и я заколю поросенка. А если хочешь отблагодарить меня, пришлешь потом из Украины какой-нибудь подарок для моей дочери.

      К сожалению для нас и к счастью для поросенка, из этой затеи ничего не получилось. Позже выяснилось, что Фриц и Сканзи большие враги. Долгое время они были закадычными друзьями. Но потом что-то у них произошло. Тогда даже до драки дошло дело.
      - Фриц - плохой человек, - как-то сказал о нем Сканзи. - Пьет много. Весь ум пропил.

      Когда я попытался завести разговор с Фрицем о Сканзи, тот тоже достаточно категорично высказался в его адрес:
      - Этого человека никогда не будет в моем доме, – резко и с раздражением сказал тогда он.

      Так бывает иногда в жизни, что закадычные друзья вдруг становятся врагами. И враждуют потом всю жизнь, часто уже и не помня причину этой вражды.
Было ясно, что свести их в одном месте у нас не получится. А устроить праздник, не пригласив кого-то из них, было невозможно. Поэтому я решил не отмечать день рождения вообще. Поросенок был спасен!

       Впрочем, без подарков я сегодня не остался. В этот день мне подарили нерабочую якорную лебедку, два грейпфрута, связку бананов, красивое ожерелье из тысячи мелких ракушек, собственноручно связанное старшей внучкой Деда, и мужской парфюмерный набор с туалетной водой, шампунем и одеколоном.
Интуиция подсказывала мне, что этот набор уже не первый раз выступал в качестве дежурного подарка. Я подозреваю, что, будучи абсолютно невостребованным среди яхтенной части мужского населения, он кочует по рукам уже не первый год. Я тоже не стал нарушать традицию, и через несколько месяцев в Новой Каледонии преподнес его в качестве подарка на день рождения одному австралийскому яхтсмену.

       Но самым полезным подарком оказалась переносная УКВ радиостанция, которую подарил мне Сканзи. Вернее, станцию у него мы выпросили. Мы были в мастерской у Сканзи и пытались запустить его мотор на барбекю. Мотор работал плохо. Его легко можно было остановить рукой. Видно было, что для барбекю он не годится. Мы предложили Сканзи забыть о моторе и придумать новую идею.
       Когда возились с мотором, в нем вдруг что-то заискрило. Сканзи в панике отпрыгнул от стола и сделал такое лицо, какое делают плохие комики, пытаясь выразить ужас. Сначала я решил, что Сканзи, как обычно, дурачится. Но он продолжал стоять в стороне, не решаясь подойти к работающему двигателю. А когда я попросил его выдернуть шнур из розетки, он посмотрел на меня так, будто я предложил ему дернуть за хвост змею. Оказалось, что этот бравый вояка панически боится электричества. Он сам, смущаясь, признался в этом.
Работая в мастерской мы заметили висевшую на стене радиостанцию.
       - Спроси Сканзи. Может она ему не нужна? – прошептал мне Юра.
       - Да брось ты. Как я у него спрошу? Неудобно, – пытался отнекиваться я.

      Но Бондарь настаивал. Я сдался и спросил Сканзи, нужна ли ему эта радиостанция и может ли он ее продать.
       - Она вам нужна? Забирайте. У тебя же, Андрей, день рождения. Вот и получай подарок. Только зарядку сейчас найду.

      Это был королевский подарок! И хоть зарядку Сканзи так и не нашел, все равно мы были рады.

      А праздника у нас так и не получилось. До самого вечера проработали у Фрица. Бондарю нравилось работать у него. Он соскучился по работе руками и с удовольствием пилил, строгал, точил. Юра даже в море тосковал по своей мастерской в яхтклубе:
      - Вот бы сейчас станочек токарный сюда. Да поточить бы что-нибудь, – часто мечтательно произносил Юра на переходах.

     Он откровенно скучал в море и оживлялся лишь, когда что-то ломалось на яхте. И хоть Юра и ворчал по поводу того, что все ломается и ему это надоело, но было видно, как он оживлялся в такие минуты, и как жизнь на яхте для него приобретала смысл.
     
      В отличие от Юры, я не получал удовольствия от плотницких работ. Я рассчитывал закончить все работы у Фрица за несколько дней и идти дальше в море. Тем более, что своей работой мы перебивали заработок Гюнтеру, который делал Фрицу то же самое, но уже за деньги. Я надеялся быстро выйти в море. Но тогда еще не знал, что наша стоянка на Мангарева затянется на целый месяц.

      Сегодня у Фрица опять появился повод посмеяться над нами. Мне нужно было привезти с яхты инструменты, и я на тузике отправился за ними. Уже на обратном пути, на подходе к берегу решил поднять мотор, чтобы винтом не ударить о дно. Переклонился через корму лодки, взялся за ручку двигателя и с силой потянул на себя. К моему удивлению, мотор остался на месте. А вот лодка взлетела почти вертикально, едва не выбросив меня в воду. Я не учел, что обычно мы ходим на лодке вдвоем с Юрой, и один человек обязательно пригружает нос. В этот же раз я был один. И наш неустойчивый тузик тут же отреагировал на мое неловкое движение. Я резко отпрянул назад, пытаясь вернуть лодку на место. Мне повезло. Лодка не перевернулась. А вот мотор успел уйти под воду и заглох. Потом, уже на берегу, мы с Юрой долго дергали его, пытаясь откачать из двигателя воду.
Дед в это время посмеивался в стороне, приговаривая: «Эх вы, яхтсмены». Затем не выдержал и принес отвертку:
      - Воду из карбюратора слейте, профессионалы!

 

 

09.02.2011

      Как-то к Фрицу приехал его друг. Будучи типичным островитянином, хоть и с европейскими корнями, он приехал на большом пикапе. Как и Дед, друг был любитель выпить. Пил он только вино и не признавал пиво. Поэтому в гости к Деду он привез литр аргентинского вина. Юра попросил ему налить для пробы:
      - Хочу сравнить с чилийским.

     Мы сидели за столом и разговаривали. Друг Фрица говорил по-английски немного лучше Деда. На удивление, он проявил большую осведомленность во внутренних делах Украины:
     - У Вас был президент Ющенко. Его отравил Путин. Теперь у вас новый президент. Он друг Путина.

     Так в двух словах он объяснил свое видение политической ситуации у нас на Родине.

 
  10.02.2011

      В 5.50 запищал будильник. Сегодня у нас эфир по Скайпу на телеканале «1+1». Я быстро подготовил компьютер и уже в 6.00 связался с телевизионщиками в Киеве. Это была пробная связь перед вечерним эфиром.
      Вернее, вечерний - это он будет у нас. А в Киеве в это время день только начнется. Что-то у нас не ладится с телевидением в последнее время. Это уже третья попытка организовать эфир с Мангарева. Первый раз мы просидели у компьютера битый час, но в назначенное время нас никто так и не вызвал. Второй раз, вчера, в назначенное время мы связались со студией. Связь была не очень, но, по-моему, от этого программа могла бы только выиграть – наше интервью приобрело бы характер послания из далеких миров, окруженное ореолом таинственности и загадочности.

      В студии была какая-то суета. Мы сидели перед компьютером и ничего не понимали. С нами кто-то начинал разговор, потом прерывался и убегал. Через время на его месте появлялся другой, опять что-то говорил и опять убегал. Наше время несколько раза переносили. В мониторе мелькал редактор. Наконец, появился какой-то незнакомец и сообщил, что с нами хочет связаться Дмитрий Комаров – путешественник и ведущий программы о путешествиях на «1+1». И тоже быстро куда-то убежал.
Потом прибежал редактор. И… Студия отключилась. Мы еще посидели немного перед компьютером, ожидая хоть какой-нибудь развязки. Но в Киеве, похоже, интерес к нам был потерян полностью. На связь больше никто так и не вышел.

      И вот сегодня - очередная попытка. В назначенное время со мной связалась студия. Мы проверили качество связи, свет и работу оборудования. Тест прошел успешно. Отключившись, я собрал компьютер и опять лег спать.

      После подъема по плану - очередной поход за бананами. Уж очень хорошо они у нас идут. Нужно постоянно пополнять запасы. Наскоро позавтракали жаренным плодом хлебного дерева, который со вчерашнего дня покрылся темными пятнами и немного горчил, и отправились на берег.

      Мы прошли поселок, и вышли на знакомую дорогу к банановой роще. Недалеко от переулка, где жил Сканзи, встретили вольно гуляющего питбуля. Он заметил нас еще издалека и, к нашему удивлению, почему-то стал лаять. К этому времени мы уже накопили большой опыт общения с местными собаками, и не стали серьезно воспринимать его лай. Когда подошли ближе, пит перестал лаять и повел себя как нормальная полинезийская собака. Он замахал хвостом и явно напрашивался на знакомство.
Похоже, лаем он просто привлекал к себе внимание и сообщал о своем существовании. Пес увязался за нами. Наверное, его замучила скука, и он искал развлечений. Жизнь в поселке размеренная и «уложенная». Вот собаки и скучают. И хватаются за любую возможность встряхнуться. Скорее всего, он решил, что эти иностранцы наверняка ищут приключений. Может и на его долю перепадет что-нибудь.
      Теперь, уже втроем, мы поднимались вверх по дороге в сторону леса. Пес шел с нами. Но вдруг у кладбища он остановился. Стал как вкопанный. Мы прошли дальше, но пес не шевелился, только смотрел на нас с какой-то досадой. Казалось, он уперся в невидимую преграду. Как мим на площади. Пит стоял и с тоской смотрел нам вслед. Что-то не пускало его вперед и против воли удерживало на месте.
      - Пока! До встречи на обратном пути, – попрощались мы со своим провожатым.

     И пошли дальше. А пес остался. Впереди сквозь деревья виднелись дома. Вдруг, из крайнего дома к нам кинулись две охотничьи собаки – кобель и сука. Они не лаяли. Они неслись к нам, как к старым знакомым. Мы, конечно, этой дорогой в лес ходили уже не раз, но с этими собаками, вроде, еще не знакомились. Они тут же заняли место оставшегося позади пита, и мы пошли в сопровождении новой собачей компании.
     И тут мы поняли, что не пустило нашего первого попутчика дальше. Территория!!! Это была не его территория. Наш питбуль дошел до границ своих владений. Дальше для него было табу. Потом мы стали замечать, что весь поселок поделен на зоны. Каждую зону контролировали свои собачьи группировки. Это был закон. И собаки чтили закон. Нарушение зон каралось со всей строгостью.
Мы стали свидетелями, как прибившийся к нам пес однажды нарушил закон территорий. В какой-то момент из гордого пса бойцовской породы он превратился в запуганную дворняжку. Он дергался от любого шороха, жался к ногам и заглядывал в лица, как бы ища подтверждения нашей готовности защитить его. А в это время вокруг стали собираться собаки. Они молча окружали нас и недобро косились в сторону нашего спутника. Так мы и шли, в молчаливом сопровождении собачьего конвоя.
В воздухе нарастало напряжение. Наконец, наш пес не выдержал и остановился, чтобы объясниться с конвоирами. Мы не останавливались и продолжали идти. Пес с тоской оборачивался на нас, как будто прося не бросать его и укоряя в предательстве. А потом вдруг метнулся в сторону и кинулся бежать. Вся собачья свора ринулась за ним. Молча, без единого лая. В этой молчаливой погоне было что-то ужасное и неотвратимое.

      Впрочем, нарушитель принял наказание безропотно и без обиды на нас. Закон есть закон. И нарушать его не позволено никому. Когда через несколько дней мы встретили нашего незадачливого попутчика снова, он радостно поприветствовал нас и тут же пристроился рядом в предвкушении очередной интересной прогулки.

      А сейчас мы шли по дороге в компании двух веселых собак, временами останавливаясь под деревьями манго, чтобы съесть один - другой сладкий плод. Очень вкусные. Правда, настолько сочные, что мы быстро оказались по уши в манго. Собаки паслись тут же. Иногда они забегали вперед и нетерпеливо ждали, не понимая, почему мы останавливаемся у этих деревьев.
Когда вошли в лес, собаки унеслись куда-то в чащу. Временами оттуда доносились треск, хруст и кудахтанье. Вылетали напуганные курицы и летели над землей, спасаясь от собак. А те забавлялись, гоняя куриц и высоко выпрыгивая за ними из кустов. Картина была достаточно комичной: над зарослями летела курица, а за ней из зарослей вертикально вверх взлетали собаки. Казалось, это была какая-то очень веселая игра. Впрочем, игра это была только для собак. А для куриц ценой игры была жизнь.

      Мы подходили уже к банановой роще, когда собаки вдруг ринулись в кусты. Послышалась возня. Затем из кустов вспорхнула курица. Вслед за ней взлетели две пасти. Клацнули зубы, и пасти вместе с курицей опять скрылись в кустах. Через минуту собаки уже удовлетворенно отчитывались перед нами о добыче.

      После того, как курица была убита, собаки потеряли к ней всякий интерес. А курица перекочевала к нам в сумку. Позже мы отдали ее Патрику с Патрицией, со словами, что холодильника у нас нет, а готовить сегодня мы не собираемся. А они, в свою очередь, презентовали курицу Стефану с Майкой. Те успешно и с удовольствием ее и съели. Стефан охотился на кур. Он был одним из немногих на острове, кто ловил и ел диких куриц. Даже силки специальные для этого изготовил.

      Наконец, мы дошли до банановой рощи. Быстро нашли припрятанную раньше связку бананов. Ее уже успели поклевать курицы. Поэтому часть бананов пришлось выбросить. Остаток дня провели у Фрица, доделывая его халабуду.
 
  13.02.2011

      Несколько дней назад Фриц предложил нам свою машину для путешествия по острову. У него был небольшой грузовичок КИА, который стоял за сараем. Сам Дед на нем не ездил.
      - Я не могу. Когда меня видит полиция – это катастрофа (слово «катастрофа» он неизменно произносил по-русски). Я же всегда пьяный. Полиция об этом знает. У меня уже и права отобрали. Если мне нужно куда-то ехать, я прошу зятя или друзей.

      И вот сегодня мы решили воспользоваться предложением Фрица. Встали как обычно, еще до семи. Быстро позавтракали и отправились на берег. Но только отошли от яхты, как заглох наш движок. Все попытки завести его ни к чему не привели. Нас дрейфовало к берегу. Прямо к спасательному кругу, который служил буйком на станции проа. Здесь была гребная база. Мы зацепились за буек и продолжали безуспешные попытки запустить мотор. Мимо пронесся катер с кокпитом на баке. Он вез людей на соседние острова и фермы. Водитель сделал круг и предложил отбуксировать нас до пирса. Мы отказались. Но через 5 минут подлетел Гюнтер. Он увидел наше бедственное положение в иллюминатор своей яхты и поспешил на помощь. Гюнтер дотащил нас до Фрица и вернулся к себе на яхту.

      Ремонт мотора мы решили отложить до вечера. А пока, чтобы не терять времени, погрузились в грузовичок и вскоре уже выезжали со двора Фрица. Сам Фриц ехать отказался:
      - Что я там не видел. Я здесь уже двадцать лет живу. Для меня ничего нового там не будет.
 
         Мы выехали из поселка. Хорошая дорога вскоре закончилась, и начались колдобины.
На пути попадались редкие, затерянные в зарослях одиночные дома. Все ухоженные и опрятные.
С аккуратно высаженными цветами, кустами и пальмами. Скорее всего, это дома мойщиков жемчуга.
      
       На одной из остановок я почувствовал странный запах, шедший от машины – запах горячего железа. Но в поведении машины пока никаких изменений не заметил. Стрелка температуры двигателя стояла в зеленой зоне. Диски колес были холодные. Заглянул под машину. Ничего необычного. Где-то через километр опять остановились на горке. Опять запах и какое-то шипение из-под машины.

       Я заглянул под днище. Там из дюритовой трубки с шипением вырывалась струйка пара. Это вода из системы охлаждения. Радиатор уже был наполовину пустым, хотя температура двигателя еще оставалась в норме.
В кузове нашли две пластиковые бутылки с водой. Вылили три литра в радиатор. Воды все равно было мало. Ехать дальше было нельзя. Как ни печально, но нужно возвращаться.
Назад старался ехать, по возможности, накатом, чтобы не нагружать двигатель. Благо, мы забрались на гору и теперь спускались по серпантину, притормаживая двигателем.
 
         У первого же дома остановились. Это был дом какого-то "энергетика": большой ветряк во дворе, еще один, чуть поменьше, на крыше дома, вокруг много солнечных панелей.

       Внутри дома у телевизора сидела большая семья. Несколько мужчин, несколько женщин и много детей. Хозяин, важного вида пожилой человек, который сидел ближе всего к выходу и без разрешения которого никто не мог говорить, наконец, понял, что мне нужно. Он подал знак, и ко мне подошла девушка, взяла бутылки для воды и ушла в дом.
       - А я знаю вас, – сказал хозяин. - Вы яхтсмены из Украины.

       Я залил воду в радиатор, и мы двинулись дальше. Дома в этой части острова стоят редко, далеко друг от друга. Почти все они закрыты. Наверное, владельцы с утра уходят на фермы в море.
У второго двора, где-то через километр, мы опять остановились. Это был небольшой дом у края дороги. Ко мне вышел молодой туземец и показал, где набрать воду. Вернувшись с водой, я спросил его о большом орехе, который нашел на земле у него в саду, когда набирал воду.
      - Что это? Его едят?

      Парень отрицательно покачал головой. Но что это, объяснить не смог. Не хватило словарного запаса. Он поманил меня рукой и повел в сад через дорогу. Там поднял с земли полусгнивший плод авокадо. Оказалось, что мой орех – это всего-навсего косточка авокадо. Размером с яблоко.
Косточку авокадо не едят. А жаль! Выглядит аппетитно.
 
   
  Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
   

"Купава". Архипелаг  Гамбье
(Для остановки слайда наведите на картинку курсором мышки)

 

   
 
<BGSOUND='SOUND/Paul_Mauriat_-_01_-_Serenade.mp3'>