UT6UF UT6UE вокруг света на яхте "Купава"


Капитан:
Бондарь Юрий Васильевич (UT6UF)- Неоднократный участник морских и океанских переходов, известнейший яхтсмен и конструктор яхт.

Члены экипажа:
Зубенко Андрей Витальевич (UT6UE)- Чемпион Украины с парусного спорта.


 

 

Репортаж Зубенко Андрея (UT6UE)

   
 

Стоянка на о.Мангарева

(архипелаг Gambier)

 

14

   
  Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
   
  14.02.2011

      Наше неудавшееся путешествие по острову мы планировали повторить на следующий день.
Но сначала нужно было разобраться с машиной. Рассчитывали закончить все за пару часов и к десяти – одиннадцати утра выехать. Но работа с машиной заняла гораздо больше времени, чем мы ожидали. Ремонт был не сложный, но муторный. Фриц все ворчал:
      - Опять эти украинцы что-то мудрят. Нет, чтобы просто изолентой замотать.

Когда все закончили, Фриц позвал нас:
      - Поедете завтра. А сейчас садитесь пить пиво.

      Сегодня мы привезли Фрицу гостинец – сушеную рыбу, которая висела у нас в ахтерпике. Фриц уже знал, что такое таранка, и какое отношение она имеет к пиву. Он без лишних слов забрал ее у меня и теперь сидел за столом, смачно поедая рыбку с пивом и слушая песни украинских сечевых стрельцов.
       Но так было не всегда. Когда в первый раз, желая научить Фрица получать настоящее удовольствие от пива, мы принесли ему рыбу из своих закромов, он отреагировал достаточно сдержанно. Как по нам, рыба была очень вкусная. Хоть и с небольшим душком. В море мы не позволяли себе ее есть просто так. В-первых, не было пива. А во-вторых, соленая рыба могла нанести непоправимый ущерб запасам пресной воды на борту. А у Фрица пиво было. Вот мы решили познакомить его еще с одной нашей традицией.

       К большому нашему разочарованию и досаде, Фриц принял тогда рыбу без особого энтузиазма.
       - Будет на завтра, – сказал он и отложил ее в сторону.
       - В это время я уже не ем.

      Мы оставили Деда и ушли в поселок. Но когда минут через тридцать вернулись, застали его сидящим за столом перед пустым пакетом из-под рыбы.
      - Сначала я понюхал, – сказал он.
      - Мне не понравилось. Потом, от нечего делать, попробовал. О!.. Ничего! Еще попробовал. Вкусно! Еще и еще. И съел все, – говорил, смеясь, Фриц. А потом добавил:
      - Рыба любит плавать. Поэтому, я залил ее пивом, – и он, довольный, похлопал себя по животу.

      Теперь Деда уже не приходилось уговаривать. И, бывало даже, он сам спрашивал, не осталось ли у нас на яхте немножко рыбки.

      Сегодня от пива я отказался. Мне не терпелось опробовать машину и покататься по острову. Я оставил Юру с Фрицем, а сам уехал в поселок на ходовые испытания машины.
По пути встречались знакомые, которые приветствовали меня. Я останавливался, мы заговаривали. Затем ехал дальше. Наконец, выехал за поселок и поднялся на самую высокую гору острова. Машину оставил на перевале, а сам полез дальше в гору. Я стоял на вершине и наслаждался видом на архипелаг. На душе было легко и хорошо. Уходить отсюда не хотелось. Но день уже клонился к вечеру. Нужно было спешить назад. Сегодня очередная попытка эфира на «1+1». А до эфира еще нужно было настроить свет и подготовить компьютер.

       Когда я вернулся, Юра с Фрицем допивали очередную бутылку пива, а на столе стояла открытая бутылка водки. Водку Фриц обычно не пил. Бутылку он открыл специально для Юры, которому хотел сделать приятное. Фриц уже был достаточно веселый. Дневная норма алкоголя к вечеру, обычно, делала его добродушно сонным. А сегодня он позволил себе еще и немного водочки, которая к обычному его состоянию добавила долю активности.
      - Юра любит выпить, – хитро прищурившись, с улыбкой сказал, увидев меня, Фриц.
      - Он такой же, как и я.

      За полчаса до эфира мы с Юрой были уже на яхте. Быстро установили вебкамеру, организовали дополнительный свет. Поспешно переоделись в парадно-выходой комплект одежды. И причесанные, с тщательно выбритыми щеками, уселись перед монитором в ожидании очередной минуты славы.
Я запустил компьютер, и мы молча ждали пока он загрузится.
       - Черт, опять! – воскликнул я. – Интернета нет. Да что ж за напасть такая! Это какая уже попытка!

Интернета не было. Не было даже сигнала. Перегрузил компьютер – безрезультатно.
      - Давай к Деду. Срочно. Это у него, – вдруг сообразил я, вспомнив, что сегодня днем в поселке пропадал свет.

      Мы молниеносно собрали уже установленное оборудование, погрузились в тузик и рванули к Деду. Солнце уже зашло. В темноте налетели на бочку, лежавшую на дне недалеко от берега. Удар пришелся в скег мотора. Черт, не хватало еще винт сломать.
Дед, принявший за день изрядную дозу алкоголя, уже спал в кресле перед работающим телевизором.
      - Фриц, вставай! Интернет включить надо! – тормошил я Фрица, пытаясь привести в чувства.

Наконец, глаза его открылись, и лицо стало принимать осмысленное выражение.
      - Фриц, интернет включай! Срочно! У нас эфир срывается. Врагом Украины станешь.

      Дед подскочил на ноги и кинулся к аппаратуре, создавая при этом неимоверный шум. Возвращаться на яхту уже не было времени. И мы стали быстро устанавливать компьютер и свет во дворе дома Фрица.

      За минуту до назначенного времени мы опять сидели перед экраном с застывшими улыбками. Под крышей чирикал гикон, а за спиной тихо шуршало море.

      Эфир прошел удачно. Если не считать попыток хмельного Фрица всунуть голову в камеру и пожелать что-то украинским телезрителям. Я незаметно отталкивал его, при этом не отводя глаз от экрана и не переставая усиленно улыбаться. Впрочем, мы были не многим лучше Деда. Пока я катался по поселку, Юра с Фрицем хорошо посидели. Поэтому сегодняшний эфир прошел с особой живостью.
   

15.02.2011

     Встали как обычно, около 6.30. С утра подъехал Гюнтер. Сегодня он улетает на Таити. Его вызывает какой-то заказчик. Возвращается в субботу.
     - Когда вы уходите? – спросил он. Мне показалось, что Гюнтер хотел что-то попросить.
     - Не знаю. Может быть на этой неделе.

     Точной даты никто из нас сказать не мог. Время выхода уже не раз переносилось. Было видно, что Юре не очень хотелось в море, и каждый раз искались причины отложить выход. Остров затягивал.
Гюнтер так и не решился ничего попросить. Получилось, что он приехал попрощаться, если больше не встретимся. Потом я уже подумал, что Гюнтер хотел, чтобы мы приглядели за его кошкой.
Сегодня у нас вторая попытка проехаться по острову. На этот раз нам удалось уговорить Фрица поехать с нами.

     Первым делом заехали в магазин. Фриц купил себе пива в дорогу и воду. Все это погрузили в термоящик, который установили в кузове. В магазине встретили Патрика и Патрицию. Дед сразу им начал рассказывать про ремонт машины:
     - Вы знаете, как они ремонтировали машину? По украинской системе – слишком сложно. Если они все там такие, то им, наверное, очень тяжело живется.

     Они были хорошо знакомы и поддерживали дружеские отношения. Я не раз видел, как Патрик по-свойски заходил к Фрицу и, не спрашивая разрешения, стирал, сушил, или просто садился за стол.

     Дорогой руководил Фриц. Он направлял меня в гору. Туда, где я был вчера. Мы остановились на том же перевале. Но сегодня Дед указал на тропу, которую я вчера не заметил. Она вела на камень, откуда открывался вид сразу на обе стороны острова и всего архипелага. Дед с нами не пошел. Он остался у машины и ждал нас там, покуривая самокрутку на камне.

        Дальше дорога вела через перевал к западной стороне острова.
В лагуне с этой стороны острова были большие, гораздо больше, чем в Рикитеа, жемчужные фермы. Здесь мы увидели несколько карьеров по добыче кораллов, в которых работали специальные машины.

     На берегу стояли редкие жилые дома. Впечатляла ухоженность домов и территории вокруг них.
Даже если дом стоял просто в лесу, двор был аккуратно выметен, вокруг росли декоративные цветы и кусты. Кусты аккуратно подстрижены.
Похоже, полинезийцы любят красоту и ухоженность. А вот дороги здесь плохие. Лишь в некоторых местах было свежее бетонное покрытие. В основном же - сплошные колдобины. Хотя, нужно понимать заброшенность в океане этого атолла.
 
         Мы проехали вокруг всего острова. Иногда встречали людей, с которыми Фриц здоровался. Временами мы останавливались, и Фриц показывал нам интересные и красивые места или рассказывал про какое-то растение. Видно было, что он был доволен выездом. По его словам, он уже несколько лет не выезжал из поселка. Он ехал и комментировал все вокруг:
       - Этого раньше не было... Это недавно появилось... А здесь раньше была свалка. А теперь все убрано и высажен лес…

       Фриц все время показывал какие-то растения, давал понюхать траву или предлагал сломать веточку, чтобы услышать необыкновенный запах.

        В одном месте у дороги сидели двое мужчин и ребенок лет 3. Мужчины поприветствовали нас. Поднял руку и ребенок, с важным видом, по-взрослому. Как и везде, дети в Полинезии стараются подражать взрослым. И с самого детства приучаются радоваться людям и оказывать им знаки внимания.

        Как-то мы с Юрой проходили мимо двора, в котором играла маленькая девочка лет 3. Она тоже поприветствовала нас:
        - Бонжю-юр, – и помахала рукой.

        В ответ мы поприветствовали ее, чем ввели в смущение. На наш ответ ее взрослости уже не хватило. Но она не убежала, а осталась стоять, смущенно поглядывая на нас.

         Мы подъехали к церкви посреди пальмового леса. Это уже четвертая церковь на острове, не считая молельного дома в спорткомплексе.
         У церкви сделали остановку на пиво.
Рядом с церковью раскинулся сад, в котором росли какие-то низкорослые деревья, грейпфруты, лимоны и вездесущее хлебное дерево. Здесь же был жилой дом, который оказался закрытым. Церковь тоже была закрыта. Вокруг было пустынно. Но удивительно чисто и прибрано.
         Здесь, наверное, собираются только по воскресеньям на службу. На дереве, почему-то, висел детский велосипед, а на крыше сарая была припаркована детская машина.
Наверное, здесь буянил какой-то «вождь краснокожих», взращенный на полинезийских экологически чистых продуктах и не испорченный ограничениями цивилизации. С крыши церкви вдоль стены до самой земли свисала стальная проволока. Это было дистанционное управление колоколом. В конце двора располагалось кладбище.
На острове мы видели несколько кладбищ. Все они были или во дворах домов, или рядом с церквями.

       Мы расположились в тени пальм. Юра с Фрицем пили пиво, а я съел пару грейпфрутов, которые захватили с собой от Деда. Подкрепившись, тронулись дальше.
Но скоро Фриц попросил остановиться опять.

 
        - Это старинная печь, – сказал Фриц, указывая на какое-то странное коралловое сооружение в зарослях, – ей уже больше 200 лет. В ней раньше пекли хлеб.

      Старых домов, или того, что от них осталось, по острову разбросано много. Они стоят как отдельно, так и во дворах жилых домов. Их никто не использует. И никто не разрушает. Они просто стоят и смотрят пустыми окнами на текущую вокруг жизнь.
 
         Вскоре старенький грузовичок Фрица начала задыхаться и глохнуть.
      - Обычное дело, – сказал Фриц.    
      - Постоит немного и заведется.

      Так и получилось. Постояв немного, машина завелась.
Это повторялось несколько раз.
Мы даже во двор к Фрицу въезжали накатом с заглохшим двигателем.

      По возвращению Бондарь взялся за ремонт бензопилы Деда. А я за детский велосипед, который подсунул мне Фриц.
Затем Фриц властно приказал мне бросать велосипед и готовить перекус – яичницу.
      Я с энтузиазмом взялся выполнять задание. Порезал в сковородку помидоры, покрошил лучок, разбил туда несколько яиц.
      - Что ты делаешь? – услышал я вдруг за спиной возмущенный голос.
      - Зачем так сложно?

Это был Фриц.
      - Я же говорил тебе просто пару яиц поджарить и на хлеб положить. А ты здесь целый ужин затеял.

Потом он махнул рукой и ушел в дом, ворча под нос:
      - Да, Украина и Германия – это разное. Все у них как-то сложно.

      Несмотря на ворчание Деда, вечер получился чудесный. Фриц был доволен поездкой. Он был в отличном расположении духа. Похоже, это не он нам, а мы ему устроили прогулку по острову. Расчувствовавшись, Дед сделал нам подарок:
      - Я слышал, вы ищите жемчуг? – спросил он, выйдя из дома.
      - Сколько вам надо? Выбирайте – и с этими словами бросил перед нами на стол увесистый целлофановый пакет, туго набитый жемчугом.

      Мы не знали, как реагировать на такой жест Фрица. Я предложил купить жемчужины, но Дед резко оборвал меня:
       - Вам же немного надо? Тогда выбирайте. Не надо денег.

А еще он подарил нам болгарку.
       - Не говорите "Спасибо". Это я должен говорить вам спасибо. Вы столько сделали. И денег не берете. Стефан гораздо хуже работает, но берет 1500 франков за час.

       Правда, однажды вечером Фриц начал искать по двору подаренный нам инструмент.
       - Пропала. Куда-то делась.

       Мы потом поняли, что по вечерам лучше не принимать от него подарки. В это время он уже изрядно пьян и на утро может ничего не помнить.

        Упоминание о Стефане изменило настроение Фрица и его потянуло на брюзжание. За Стефаном он вспомнил еще кого-то. А закончил зятем:
        - Ничего не хочет делать. Ленивый. Полинезийцы не любят работать. И очень необязательны.

       Могут договориться поехать на рыбалку в шесть утра и не прийти. Потом сказать, что передумали. Ну и что, что ты как дурак ждал их в шесть утра, сидя в лодке. А еще они едят много хлеба.
Хотя, судя по фигурам островитян, последнее замечание касалось, скорее всего, только женщин.
   
  Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
   

"Купава". Архипелаг  Гамбье
(Для остановки слайда наведите на картинку курсором мышки)

 

   
 
<BGSOUND='SOUND/Paul_Mauriat_-_03_-_Thais_Meditaton.mp3'>