UT6UF UT6UE вокруг света на яхте "Купава"


Капитан:
Бондарь Юрий Васильевич (UT6UF)- Неоднократный участник морских и океанских переходов, известнейший яхтсмен и конструктор яхт.

Члены экипажа:
Зубенко Андрей Витальевич (UT6UE)- Чемпион Украины с парусного спорта.


 

 

Репортаж Зубенко Андрея (UT6UE)

   
 

Стоянка на о.Мангарева

(архипелаг Gambier)

 

16

   
  Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
   
  17.02.2011

      С утра отправились к Деду. Сегодня у нас еще одна поездка по острову. Перед этим я напек блинчиков. Они пользуются большим успехом. Даже Дед их ест. Блинчики у него в почете.
Когда пришли к Фрицу, он уже собирался. В кузове КИА стояли два ящика с пустыми бутылками. Затем он собрал термо-ящик – штук 6 бутылок пива и вода.
      - Едем в поселок, – скомандовал Дед.

     Мы остановились у магазина. На входе сидела полная женщина. Это была хозяйка магазина. Она даже голову не повернула, когда мы подъехали. Она также не повернула головы, когда Дед с ней здоровался и целовал ее в щеку. Это был привычный для нее ритуал.
     - Это была моя женщина, – сказал потом мне заговорщицки Фриц.
     - А теперь я алкоголик.

Фриц что-то ей эмоционально рассказывал. Хозяйка так же безучастно что-то отвечала.
     - Заносите бутылки, – сказал нам Дед, наговорившись со «своей женщиной», и пошел впереди, показывая путь. Мы с Бондарем взяли из кузова по ящику пустых бутылок, а взамен получили такие же ящики, но уже с полными.
     - Поехали! – скомандовал Фриц.

     Мы проехали через весь поселок и выехали на известную уже нам дорогу, по которой не раз ходили за бананами. Временами Фриц с кем-то из прохожих приветливо здоровался, с кем-то заговаривал через окно. И всем рассказывал, что у него водитель украинец.
Потом Фриц часто давал нам машину.
     - Ты гуд шофер. Вери гуд. Другому бы не дал. А тебе дам.

И давал. Так на острове удалось обзавестись личным транспортом.

Мы поднялись на гору. Началась грунтовая дорога.
     - Теперь налево, – скомандовал Фриц и указал на открытые ворота.

     То, куда мы попали, я бы назвал садовым кооперативом. Вокруг все было в огромных грейпфрутах. Грейпфруты были и на деревьях, и на земле.
     - Стоп машина, глуши мотор, – приказал Фриц, когда мы уперлись в крыльцо дома в глубине сада.

     Фриц направился к крыльцу и, еще не доходя до двери, что-то громко прокричал по-французски. Затем позвал нас. Мы, как и Фриц, разулись на крыльце и вошли в дом.

     Дом был похож на большинство домов на острове. Внутри большое помещение, разделенное на зоны. В одной части комнаты стояла кровать. Дальше - большой стол, человек на 10. С одной стороны стола стояла лавка, с другой стулья. Дальше, за невысокой перегородкой, была кухня. Она занимала где-то треть комнаты. За стенкой напротив стола тоже было какое-то помещение. В стене - дыра, в которую была вставлена «плазма», похоже, поворачивающаяся на обе стороны стены. Скорее всего, за стенкой была спальня. Фриц взял с собой в дом три бутылки пива. Для себя, Бондаря и для своего друга. Я был за рулем.
     - Это мой кровный брат, – сказал Фриц и провел ребром ладони по запястью.

     Хозяин почти все время молчал и довольно улыбался. Он был рад приезду Фрица. Они не виделись уже много лет. Жена хозяина, женщина крупных форм в юбке и бюстгальтере, принесла мне воды со льдом. В это время с улицы послышалась громкая французская брань. Слов я не понимал, но смысл, думаю, был примерно такой:
     - Это кто тут на своей колымаге приперся? Где этот пройдоха Фриц? Опять пьяный, небось…

     И так далее. Вслед за словами в комнате появился крупный мужчина, немного моложе хозяина. Лицо его сияло счастливой улыбкой. Фриц встал ему навстречу, и они обнялись. Видно было, что встретились старые друзья.  В это время жена хозяина вынесла мешок, и Фриц отправил нас с Юрой собирать грейпфруты.
     - Только не берите с земли. Рвите с деревьев.

     Мы бродили среди грейпфрутового изобилия – огромные плоды в огромном количестве висели на деревьях как шары на новогодних елках. Мы нарвали целый мешок и загрузили в машину. Пока дед был в доме, я осмотрел окрестности. Дом находился на горе с южной стороны острова. У самого края крутого склона. Прямо из окна открывался красивейший вид на лагуну и соседние острова. У входа в дом, у крыльца, среди вазонов с цветами стоял большой цветочный горшок, доверху наполненный жемчугом. Это был отбракованный жемчуг, с разного рода незначительными дефектами. Или цвет не тот, или форма не идеальная, или рисунок не стандартный. Все равно, по нашим меркам это было настоящее сокровище. В этот горшок легко вместился бы тот джип, на котором ездит хозяин дома.
Или наш поход вместе с «Купавой». Правда, у меня возникли сомнения по поводу содержимого горшка. Скорее всего, в горшке песок, лишь сверху присыпанный жемчугом. Чтобы проверить, я сунул в горшок руку. Вся ладонь погрузилась в гладкий жемчуг. Горшок был доверху набит жемчугом.
Наконец вышел Дед.
      - Едем! – с удовольствием скомандовал он.

      Фриц был доволен. Он получил возможность посетить своих друзей, которых давно уже не видел.
И побывать там, где не был уже несколько лет.
Мы вернулись на дорогу и поехали дальше в лес. Проехали знакомую банановую рощу.
Дед рассказывал:
      - Этому лесу всего 30 лет. Раньше здесь все было голое. Пожар все уничтожил.

     По дороге несколько раз останавливались поесть местной земляники. Во всяком случае, внешне она очень напоминала землянику. Но по вкусу была другая. Хотя тоже очень сладкая. Лес был красивый. Много больших эвкалиптовых деревьев.
     - Понюхай, – сказал Дед и отломал какую-то веточку, когда мы остановились очередной раз.
Пахнет.
По дороге назад Фриц попросил остановиться у зарослей.
    - Идемте за мной, – и он повел нас прямиком через кусты, за которыми оказался большой огород. Мы пробрались через заросли, прошли огород и вышли к развалинам старинного поселения. С дороги этих руин видно не было. И хоть не один раз мы здесь ходили с Юрой, об их существовании даже не подозревали.
 
        - Это женский монастырь, – сказал Дед, – и огород этот был при монастыре. Он давно уже заброшен. Но, лет тридцать назад, землю выкупил один француз-миллионер. Он поселился здесь, привел в порядок хозяйство, высадил плодовые деревья и овощи, провел воду для полива.
Очень большую работу сделал. Здесь даже помидоры росли! А потом ему это надоело, и он бросил все. Сейчас земля бесхозная. Некоторые жители пытаются еще что-то выращивать здесь, но это уже совсем не то, что было раньше.
 
        Дед водил нас среди руин и как будто что-то выискивал. Наконец, он торжествующе прокричал откуда-то из зарослей:
      - Нашел! Давайте сюда.

     Мы пробрались к нему. Дед стоял довольный перед какой-то странной каменной конструкцией.
     - Это туалет! – торжественно произнес Фриц и, чтобы мы лучше поняли, присел немного и рукой сделал жест, изображающий процесс очищения желудка.
     - Здесь женщины делали свои дела. Видите, он высечен из цельного камня.

     Конструкция туалета была необычной. Из каменной плиты посередине торчали две колонны с полметра высотой. Между этими колонами в плите находилось отверстие сантиметров тридцать в диаметре. А под всем этим глубокая, метров 5, яма.
     - На эти колоны нужно садиться. Можете попробовать, – сказал Дед и жестом пригласил нас протестировать древнее приспособление.
     - А там, – Фриц указал рукой на заросли,
     - Старая мощеная улица. Раньше она вела от монастыря прямо к церкви в Рикитеа.

     Сегодня улица уже еле просматривалась среди буйной растительности и терялась в лесу, не доходя до поселка.
     - Раньше сюда можно было прийти прямо от церкви. Когда монастырь обезлюдел, дорога заросла.
 
        На яхту возвращались по темноте. Хотели зайти к Гюнтеру, но тот, похоже, был уже в постели. Смотрел телевизор, и иллюминатор в его каюте светился голубым цветом.
За ужином начали обговаривать планы по отходу:
     - Вот закончим строить Деду, сделаем барбекю Сканзи и надо уходить.

Засиделись что-то мы здесь!
  18.02.2011

      У нас уже сложился береговой распорядок дня. Вставали обычно в 6.30. Пили чай с оладьями, съедали банан или папайя и ехали на берег. С утра мы, как правило, возились у Деда с его строительством. Сейчас мы делали ему окно. Вернее, окно делал Юра. Он получал удовольствие от работы, и мне кажется, с радостью променял бы поход на яхте на маленькую мастерскую на острове.

      Я же к этому времени уже полностью потерял интерес к строительным работам, считал их пустой тратой времени и искал любую возможность увильнуть куда-нибудь в поселок или прогуляться по лесу. Я подключался лишь тогда, когда Юре нужна была помощь второго человека, и он звал меня что-то поддержать или где-то подкрутить. При этом Дед прекрасно видел ситуацию. Он давал Юре все новые и новые задания, чтобы доставить тому еще больше удовольствия. Мне же он придумывал дела в поселке и часто отправлял меня туда на машине. Но временами Дед заметно нервничал по поводу нашей работы.
      - Просил повесить просто плексиглас на окно. Работы на 1 час. А вы уже столько дней возитесь, – не выдержал как-то Дед на третий день строительства окна.
      - И еще далеко до завершения! Время тратите, материалы расходуете. А конца не видно.

     Они даже с Юрой поссорились из-за этого, когда я бродил по поселку. Бондарь тогда был как в воду опущенный. Делал неловкие движения. И явно был не в своей тарелке. Он обижался на Деда, что тот не понимает его стараний. А Дед уже злился. И даже Анек рассказывал, что такая работа ему не нужна.
Но Юра делать по-другому не мог. Он вымерял каждый миллиметр и тщательно подгонял детали. Вместо куска плексигласа в проеме стены он создал сложную конструкцию, которая могла бы выдержать даже суровые снежные зимы.
      - То, что я делаю долго, скоро все забудут, – говорил он.
      - А то, что я сделаю плохо, будут помнить долго.

      После обеда к нам, как правило, присоединялись Адриан и Анек. Они чувствовали себя у Фрица как дома. Адриан что-то мастерил в мастерской, а Анек возилась в огороде или хозяйничала на кухне. Она все время что-то делала. Что-то полола, что-то сажала. Сегодня Анек обрезала большие цветы-колокольчики на кустах под домом Деда. Нарезала целый тазик. А затем обваляла все это в сухарях и зажарила. Получилось очень вкусно. Особенно вместе с бараниной и куриными окорочками, которые приготовил сегодня на обед Дед.

      Фриц откровенно любил Адриана и Анек. Несмотря даже на то, что Анек почти никогда не умолкала, все время что-то тарахтела, а Дед за это на нее злился.

      Сегодня Адриан пришел позже Анек. Он опоздал к обеду и ему достались лишь остатки.
      - Учительница, никто не отсутствует сегодня, – поприветствовал нас Адриан единственной русской фразой, оставшейся у него со школы.

      А потом мы сидели все вместе за столом, доедали экзотическое блюдо из тропических цветов и потягивали пиво под пение черноморского казачьего хора. Хор запел «Катюшу».
      - «Катюша», – это страшное оружие, – сказал Адриан.
      - Катюша, – это женское имя, и песня про девушку, которая ждет своего любимого, – сказал я.
      - Нет. Это оружие. Я знаю. Моя бабушка, когда видела по телевизору "Катюши", накрывала голову руками и пыталась спрятаться. Она была в Будапеште, когда советские войска обстреливали город "Катюшами". Это было очень страшно.
      - А еще мне бабушка рассказывала про советских солдат. Когда в их селение вошла Красная армия, они всей семьей были дома. Вдруг дверь распахнулась от удара ногой. В дом вошли пятеро солдат. "Давай часы", – потребовали они.  В ответ на слова, что у них нет часов, солдаты угрожающе передернули затворы. Какие часы у крестьян в селе? В итоге, солдатам сняли со стены часы с кукушкой, чем очень тех разозлили.
      - Не знаю, зачем им нужны были часы. Наверное, им кто-то сказал, что часы – это лучший трофей, – высказал предположение Адриан.
   
  Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
   

"Купава". Архипелаг  Гамбье
(Для остановки слайда наведите на картинку курсором мышки)

 

   
 
<BGSOUND='SOUND/Paul_Mauriat_-_03_-_Thais_Meditaton.mp3'>