UT6UF UT6UE вокруг света на яхте "Купава"


Капитан:
Бондарь Юрий Васильевич (UT6UF)- Неоднократный участник морских и океанских переходов, известнейший яхтсмен и конструктор яхт.

Члены экипажа:
Зубенко Андрей Витальевич (UT6UE)- Чемпион Украины с парусного спорта.


 

 

Репортаж Зубенко Андрея (UT6UE)

   
 

Стоянка на о.Мангарева

(архипелаг Gambier)

 

6

   
  Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
   
         Мы спускались с горы по направлению к поселку. Навстречу показался очередной большой пикап. Мы его сегодня уже несколько раз видели. Ездит туда-сюда. Ездить-то на острове особо негде. Вот и катаются из одного конца поселка в другой. На передних сидениях восседал глава семейства с супругой – крупной, как большинство местных жителей, женщиной. Все окна в пикапе открыты.
Из задних окон торчали две детские головы: девочки лет 10 и 13 с родителями совершали вечерний моцион. А за машиной бежал пессимистично-задумчивый мастифф. Пробегая мимо нас, мастифф остановился. Появление незнакомцев для собаки стало хорошим поводом остановить свой бессмысленный бег. Мы заговорили с ним, сказали несколько приветливых слов. А в довершение еще и потрепали за ухом. Этим внесли явное смятение в голову собаки. Видно было, что подставлять бока ласкам и вести дружеские беседы с иностранцами ей гораздо приятнее, чем таскаться по острову за машиной с хозяевами. Пес явно сомневался, бежать ли ему дальше, или оставаться с нами и идти вниз. А все это время из окна машины его звала девочка. Машина при этом не останавливалась и медленно катилась в гору. Вторая девочка тоже позвала его. Мастифф вздохнул, глянул на нас и нехотя поковылял за машиной.
      - Иди, иди, – подбодрили его мы.
         Во всем поселке царит умиротворение. Вокруг приятные приветливые люди. Симпатичные девушки, обязательно с цветками в волосах.
       Причем, это не атрибут какого-то праздника. Даже выходя на огород или в магазин, женщина обязательно украсит волосы белым цветком Тиаре. Рассказывают, по цветку можно судить о статусе женщины. Например, цветок над левым ухом говорит о том, что девушка замужем. Над правым – девушка свободна.
        Само наличие цветка указывает на готовность девушки к взрослой жизни. Я не могу отвечать за соблюдение этой традиции сегодня. В поселке я встречал очень юных леди с цветами в волосах. Вряд ли они подавали какой-то сигнал окружающим. Скорее всего, цветок стал просто красивым атрибутом местной культуры, потерявшим практическое значение.
Да и мужчины часто попадаются с распустившимися цветками. А ведь им положено носить только бутоны. Хотя, может, они сознательно что-то демонстрировали.
         Позже на острове мы встретили настоящего представителя какого-то сексуального меньшинства. Правда, без цветка.
Каждое утро он (или она – истинный пол определить было совершенно невозможно) совершал(а) пробежку по поселку в облегающей майке и обтягивающих минишортах в сопровождении такой же высокой и стройной подруги (это была точно подруга – ее пол не вызывал никаких сомнений). В поселке к этому, похоже, относятся вполне спокойно.

       - Здесь таких много, – как-то сказала мне одна немецкая яхтсменка, когда однажды мы повстречали девушку-мужчину на улице Рикитеа.

         Несмотря на то, что уже вечерело, мы не сразу вернулись на яхту. Нужно пройтись по магазинам. Прицениться.
         Магазинов в привычном понимании здесь нет. Это обычные жилые дома, в которых через окно ведется торговля. В одном магазине встретили парня, выносившего ящик пива. Разговорились. Он рассказал, где можно поменять доллары, сколько стоят продукты. От него же узнали, что пиво 0,3 л производства Таити стоит 350 CPF (central pacific franks). Это около 4 долларов. Дороговато. Даже дороже, чем на Пасхи, где такая же бутылка местного пива «Rapa Nui» продавалась по 3 доллара.
        Затем парень выступил переводчиком с продавщицей – крупной испуганной девушкой, общавшейся с нами через окошко своего магазина-дома. Что вызвало ее испуг, я не знаю. То ли она в принципе боялась всех заезжих иностранцев, то ли это мы с Юрой так одичали в походе, что один наш вид наводил страх на туземных девушек. Чтобы хоть как-то придать ей храбрости, мне пришлось растянуться в смущенной улыбке и осторожно спросить:
        - Кэн ю ченджь фью долларс?
Это подействовало на девушку и она, переборов страх, согласилась помочь нам.

Вернулись на яхту уже затемно. С удовольствием поужинали супом из вяленой рыбы, что была поймана еще на о. Хендерсон и теперь висела у нас в ахтерпике.

 
          А на кормовой дуге сушилась, пованивая, акула. Вернее, сушились полоски филе, которые остались от акулы. Обычно в тузик мы грузились с кормы яхты. Поэтому каждый раз, когда уходили с яхты или возвращались на нее, проходили мимо сушащегося филе. Мясо акулы, благодаря ее физиологическим особенностям, имеет очень резкий запах и не годится в пищу. Наша попытка вымочить его в уксусе, похоже, ни к чему не привела – с кормы все равно тянуло аммиаком. Ну что ж, посмотрим, сможем ли его есть.

        Завершили ужин чаем с блинами. И затем, сидя на палубе, предались рассуждениям о вечном. Чудесный вечер. Звездное небо. Спокойное море. А под транцем, куда мы сбрасывали оставшиеся после ужина объедки, суетились наши новые соседи – стая прилипал, поселившаяся под яхтой.

 

         Конечно, мы знали, что соседей не едят. Но азарт рыболова заставил все же направить запрос Игорю Мартыненко в Киев по поводу съедобности прилипал. Ответ был неутешительный: прилипала - рыба из семейства акул, несъедобная. А жаль. Мы бы их начали разводить. Может, и торговлю наладили бы. Вместо этого стали строить с ними совместную жизнь. Прилипалы четко разграничили между собой зоны обитания. Кто-то поселился под яхтой, кто-то обжил тузик. На каждый плеск они выскакивали из своего укрытия и метались в поисках источника плеска.

 

         Прилипалы подбирают все, что выбрасывается за борт. Даже бананы они едят. Когда моешь на транце миску из-под теста, они залазят прямо в миску. Если ничего не находят, хватают за палец. Мы за это на них не обижались – соседи ведь. И чистоту вокруг поддерживают. Поедают все, что остается после нас.
       Наконец, наговорившись вдоволь и наделившись впечатлениями, около десяти часов легли спать.

       На следующее утро встали около семи. Утро начиналось размеренно. Поздний подъем, неспешный завтрак. Сегодня мы идем за бананами. Собираемся не торопясь. Я подготовил кису (мешок для парусов), а Бондарь выгрузил из своей сумки вещи. Бананов нам было нужно много. Ели мы их с удовольствием. А переход до Таити предстоял длинный.

       Вышли после полудня. Прежде чем сойти на берег, подошли к алюминиевой французской яхте, недалеко от которой стали на якорь. Француз, его звали Херве (Herve), оказался радиолюбителем (F5OXK). Я еще вчера обратил внимание на пятиметровый штырь (антенну) у него на корме.
Среди французских яхтсменов много радиолюбителей. Часто они выходят в эфир даже на рабочих диапазонах, чтобы поболтать с Родиной.
       А один меня ежедневно доставал на 14125 КГц. Ровно в 17.00 местного времени мне вдруг включали музыку, совершенно не давая работать. Или что-то тараторили, кажется, без всякого смысла. Я пытался спросить, что же нужно этому меломану. Если частота, то об этом можно сказать. Я готов ее уступить. Отвечали мне исключительно на французском. Однажды, на мой вопрос, можно ли на английском, я вдруг услышал:

       - Можно и на английском, можно и на испанском. Можно и на русском.

        А дальше, уже опять на французском, мне, кажется, нагрубили. После того, как я уходил с частоты, она занималась примерно на час-полтора оживленным диалогом двух горячих французских радиолюбителей.
        Они очень говорливы, эти французские радиолюбители. И достаточно беспардонны. Похоже, они презирают всех, кто в эфире говорит не на французском языке.

        У Херве на яхте был компрессор со шланговым аппаратом. Удобная вещь. Никаких аквалангов. Только компрессор и шланг. В Чилийской Патагонии мне довелось однажды выйти в море с рыбаками и понырять с таким аппаратом. Тогда я смог оценить его достоинства.
Еще вчера, когда заходили в бухту, мы видели, как французы ныряли, что-то делали по корпусу. Вернее, ныряла только жена. Муж наблюдал сверху:
        - А как по-другому? – удивился Херве, когда я указал ему на это, – а вдруг что случится?
Отсюда французы советуют пойти на Маркизы. Говорят, что это самые красивые острова Океании. Мы уже не первый раз слышим об этом. Впервые это нам сказал еще Франциско в Ушуайа. Посмотрим. Может и пойдем.
         Херве дал мне свою QSL карточку, а я подарил ему бракованный радиолюбительский диплом. Этот диплом был учрежден нашими друзьями-радиолюбителями, которые стали частью береговой команды «Купавы» в Украине. Он вручается радиолюбителям за проведение связи с яхтой в кругосветном плавании. Небольшое количество таких дипломов нам привезли еще Гена Стариков и Витя Копайгородский, когда в Уругвае присоединились к походу. Несколько из них были испорчены. Где-то краска не так легла, где-то шрифт получился смазанным. Херве со мной не провел ни одной связи, поэтому диплом ему не полагался. Но подарить что-то хотелось. И я посчитал один из испорченных дипломов достойным подарком для французского радиолюбителя.

           Сегодня воскресенье. Народ отдыхает. Поселок Рикитеа, впрочем, как и во все остальные дни, погружен в праздность. Жители сидят в тени пальм в своих дворах или лежат прямо на полу в домах за широко раскрытыми дверями. Люди здесь не скрываются. В домах открыто все, что может быть открыто. На показ выставляется та жизнь, которую мы обычно привыкли прятать за заборами, дверями, шторами… Люди сидят на порогах домов. Внутри за их спинами прямо на полу постелены матрасы. Кровати они не используют не от убогости. Просто так принято. Так прохладнее. А живут здесь богато! Хорошие дома, во дворах - дорогие машины. И везде приветливые лица. Все говорит о достатке и благополучии островитян.
           Мы идем уже знакомой дорогой, делая запланированные остановки возле разведанных манговых деревьев. Продвигаемся медленно. Уж очень тяжелы препятствия в виде отдельно стоящих деревьев манго. Опять объелись. Хотя теперь нас это не пугает. Вчерашний опыт показал, что наши организмы хорошо подготовлены к такого рода испытаниям.
 
          Наконец добрались до банановой рощи. Сегодня мы опять подготовились - оделись в штаны и туфли. У обочины я облился комариной отравой и ринулся в заросли. Юра остался ждать на дороге. Я бродил между пальмами, выбирая связки покрупнее. Наконец срезал три огромные связки. Еле дотащил до дороги. Но тут оказалось, что в сумки они не помещаются. С трудом запихнули только две. Причем, в кису поместилась лишь половина связки. Ветку пришлось разрезать пополам и оставшуюся половину засунуть к первой связке в сумку. Мы тогда еще не знали, чем обернется для нас такое неосмотрительное расчленение связки.
 
         Третью связку я припрятал в зарослях. Она не влезала ни в кису, ни в сумку. Да и поднять все это было уже непросто. А нам предстояло еще тащиться несколько километров до тузика. Юра взял кису с половиной связки, а я взвалил на себя сумку. Тяжелая, зараза! Из отрезанного ствола тек сок. С последствиями этого мы столкнемся уже вечером. А пока двинулись в наш далекий путь.
   
  Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
   

"Купава". Архипелаг  Гамбье
(Для остановки слайда наведите на картинку курсором мышки)

 

   
 
<BGSOUND='SOUND/Paul_Mauriat_-_03_-_Comme__DHabitude.mp3'>