UT6UF UT6UE вокруг света на яхте "Купава"


Капитан:
Бондарь Юрий Васильевич (UT6UF)- Неоднократный участник морских и океанских переходов, известнейший яхтсмен и конструктор яхт.

Члены экипажа:
Зубенко Андрей Витальевич (UT6UE)- Чемпион Украины с парусного спорта.


 

 

Репортаж Зубенко Андрея (UT6UE)

   
 

Стоянка на о.Мангарева

(архипелаг Gambier)

 

18

   
  Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
   
 

      В углу зала я заметил выход на винтовую лестницу, которая вела на башню с колоколом.

      Юра идти со мной отказался, а я поднялся наверх.
Оттуда открывался красивый вид на сад и на тропический лес, покрывавший буйной растительностью весь остров Акамару.

      Мы бродили по лесу, делая все новые и новые открытия. Я подбирал семена растений, которые повсюду валялись на земле.
      У меня собралась уже приличная коллекция семян. Я собирал их в течение всего похода. Надеялся, что эти семена будут интересны нашему ботаническому саду, с руководством которого я познакомился перед самым выходом из Киева. Возможно, среди собранного найдется и что-то ценное.

 

      Временами мы натыкались на жилые дома. Все они были старой постройки и сложены из кораллов. И, как правило, в хорошем состоянии. А один даже оказался с металло-пластиковыми окнами, что для Полинезии большая редкость.

 
       Людей нигде не было, хотя вокруг некоторых домов паслась домашняя птица. А недалеко от дороги мы встретили большую свинью, которая в кустах увлеченно и с удовольствием объедала листву.
Мы попытались с ней познакомиться. Но свинье до нас не было никакого дела. Она довольно похрюкивала, пережевывая листья. А когда мы стали настаивать на знакомстве, повернулась к нам задом и, так же похрюкивая, скрылась в зарослях.

     А вокруг бродили целые стада вездесущих диких куриц. Просто полчища куриц! Их здесь гораздо больше, чем на Мангарева. Возможно, это и есть настоящий куриный рай. Мечта всех куриц: нет естественных врагов, нет ферм и птицефабрик, а люди свежим куриным окорочкам предпочитают замороженные брикеты из супермаркетов. А коты и собаки, которые в других условиях сами не прочь были бы полакомиться свежей курятиной, здесь такие же ленивые, как и люди, и предпочитают не связываться с этими наглыми и агрессивными птицами.
 
         Вернулись на яхту довольные, с раковинами и бананами.
Вечером был ужин с макаронами и бараньей ногой от Фрица. И документальный фильм про Антарктиду. Мы уже давно ушли из тех краев. Но тоска по недостигнутому континенту осталась. Может быть, когда-нибудь я ещё раз попробую туда добраться.

      После захода солнца увидели огни большого судна, заходящего в атолл. Это корабль с Таити. Хорошо. В магазинах появится товар.
Мы сидели на палубе и наблюдали, как судно входит в лагуну заброшенного атолла. Это было послание в затерянный мир из мира цивилизации.
 
  22.02.2011

       Утро у острова начиналось красиво и размеренно. Первым делом залезли под пайолы с губкой и ведром. Там опять набралась вода. Вода – это наш бич. Течет все время. Сначала текла дейдвудная труба, при установке которой еще в Киеве я немного схалтурил. Теперь течет глушитель. Поэтому после вычерпывания воды разгребли ахтерпик, и я полез снимать глушитель. Но снять его мне так и не удалось. Я просто не смог пролезть к нему. Застрял в узком ахтерпике. Еле выбрался назад.
Пришлось лезть Юре, меньшие габариты которого давали надежду на успех.

       Утром мимо нас прошел катер Бернара. Сегодня он улетает на Таити, где в местной больнице ему должны сделать операцию. Все лечение и перелеты оплачивает государство. Это одна из льгот жителей островов Полинезии. Минут через тридцать и сын его тоже пронесся куда-то в сторону Мангарева.

       Закончив работы по яхте, мы отправились на небольшой островок Mekiro рядом с Акамару.
По дороге зашли к Бернару. Там никого не было – жена с дочерьми провожали Бернара на аэродроме. Я положил на палубу плавдома три больших грейпфрута для дочерей Бернара. Грейпфруты для них, конечно, не в диковинку, но нам хотелось сделать им что-нибудь приятное.

       Высадились на берег островка, который располагался в паре сотен метров от Акамару и представлял собой каменную глыбу 200 на 400 метров с невысокой порослью деревьев и кустарника.

       На этом островке Бернар со своим сыном обычно разделывают семипалые раковины, выловленные в лагуне. На берегу видны были горы разбитых раковин. Среди этих гор мы нашли одну целую. Большую, около 30 см длинной.
А еще мы нашли козий помет. Странно, откуда здесь козы? Мы облазили весь остров, но так ни одной козы и не нашли. Жаль. В нас уже начал просыпаться охотничий азарт.

       Возвращаясь на яхту, завернули к Паскалю. Он собирался сегодня в Рикитеа. Паскаль тоже видел, как ночью в атолл зашло судно.
       - Мы ждем посылку. Она наверняка пришла этим судном.

       Как оказалось, посылку Паскаль ждал давно, уже почти год. Первый раз на почте во Франции перепутали архипелаг Гамбье (Gambier) в Тихом океане с африканской страной Гамбия (Gambia) на восточном побережье Атлантического океана. Там посылка проболталась несколько месяцев, пока африканские почтальоны, наконец, не вернули ее во Францию «в виду отсутствия получателя».
       Затем посылка пришла на Таити и долго лежала на местной почте в ожидании Паскаля. Паскаль не числился в списках жителей острова. Поэтому посылку не могли доставить ему на Мангарева. Пришлось звонить в посольство, и оно по своим дипломатическим каналам переправило, наконец, посылку Паскалю. (Кстати, мы не раз слышали от европейских яхтсменов о том, что в решении мелких повседневных вопросов за границей они частенько обращаются в свои посольства. Более того, когда мы рассказывали им о своих проблемах в странах захода, они первым делом спрашивали: «А что вам сказали в посольстве?» И никак не могли понять, что наши представительства за рубежом заняты гораздо более важными делами, чем решение проблем каких-то бродяг-яхтсменов. Так было, например, в Австралии, где украинский чиновник по фамилии Микола Джиджора отфутболил нас, даже не вникнув в суть вопроса. Жаль, что тогда мне не удалось с ним встретиться лично. Очень хотелось на него посмотреть.
Если кто встретит его, пожалуйста, не поленитесь, передайте ему горячий привет от Андрея Зубенко).

        Паскаль предложил показать нам проход с моря на риф.
        - Мы сейчас выходим. Я покажу вам выход. Заодно и до яхты подброшу.

        К выходу катамаран был уже готов. Оставалось поднять якорь. За штурвал стала Беатрис, а Бернар в носу следил за работой якорной лебедки и рукой указывал жене направление движения.
Когда якорь был на борту, Паскаль стал за штурвал и повел яхту по узкому проходу, ориентируясь по кораллам на дне и торчащим из воды шестам, оставленным рыбаками.
Глубина колебалась у отметки 1,9 – 2,2 м. В принципе, этого было достаточно для Купавы, осадка которой составляла 1,84 м. У Юры даже родилась идея попробовать пробраться на риф.
Я стал возражать:
       - Сегодня последний день полнолуния. Вода еще высокая. Мы и так на пределе. Завтра вода спадет, и мы надолго застрянем здесь.

       Не то, чтобы я боялся остаться на Акамару. Вода в атолле всегда спокойная, и стоянка на мели не представляла опасности. Да и место здесь хорошее. Но мы рисковали застрять до следующей высокой воды. Это значило, что выход с Мангарева мог отложиться на неопределенное время. А мы здесь и так уже засиделись.

       В итоге, от проникновения на риф отказались и вместо этого решили опять отправиться на Акамару. А я еще и понырять надеялся.

       Мы погрузились в лодку. Я надел маску и занял место в носу. До берега нам предстояло пройти несколько сот метров над красивым коралловым рифом. Юра управлял мотором, а я с опущенной в воду головой разглядывал прелести подводного мира. В какой-то момент мне показалось, что на дне лежит большая раковина.
       - Глуши мотор, – крикнул я, надел ласты и прыгнул в воду.

       На дне оказалась не раковина. Это была какая-то водоросль. Но, несмотря на ложную тревогу, я не сильно расстроился. Я попал в настоящий аквариум. Вокруг росли красивые кораллы невероятных форм и расцветок, паслись пестрые рыбки. На дне лежали необыкновенных форм морские звезды.
Я плавал среди кораллов, а Юра на тузике барражировал за мной по поверхности. Наверное, ему было скучно там, наверху. Ведь он же не видел всей той красоты, в которую погрузился я.

       Среди кораллов я нашел один сломанный. Огромный куст лежал на дне. Обычно кораллы крепко сидят на камнях, и отломать их практически невозможно. А этот был будто чем-то выдернут. Возможно, это Паскаль отломал его своим якорем.
       - Давай веревку, – крикнул я Юре, вынырнув из воды.

       Я обвязал куст веревкой и совместными усилиями под ворчание Бондаря мы втащили его в тузик:
       - Лодку порвем… - причитал Юра.
       - Куда мы его тащим?.. Зачем он нам нужен?..

       Наконец, коралл был в тузике, и мы с добычей вернулись на яхту. Быстро выгрузили его на палубу и опять отправились на остров. С плавдома Бернара нас поприветствовала его жена и купающиеся девочки, которые к этому времени уже вернулись с аэродрома. На острове мы провели остаток дня.
А вечером подняли якорь, и ушли на Мангарева.
 
        С Акамару мы везли с собой кокосы, бананы, кусок пальмовой доски, большой куст коралла и красивую семипалую раковину, которую позже я подарил нашим друзьям в Израиле.
 
        В Рикитеа мы заходили уже ночью. Наше место было занято новой яхтой, в кокпите которой было застолье. Мы стали за ними и тоже занялись ужином. Сегодня у нас меню с сюрпризом - на камбузе от самого Чили хранилась бутылка с неизвестной смесью. Это был еще один подарок поляков с яхты «Наша хата». Что там было, мы не знали. Этикетка давно слезла, а по запаху определить было невозможно, т.к. бутылка была запаяна герметично. Вот сейчас и решили проверить содержимое польского подарка.

      К нашему удивлению и разочарованию вместо экзотического продукта в бутылке оказалась банальная гороховая смесь. Ну что ж, гороховый суп для нас тоже уже почти экзотика.
Вместе с этой смесью в кастрюлю отправились макароны и картошка. Не знаю, из чего была сделана эта гороховая смесь, только в ней почему-то не варились ни макароны, ни картошка. Даже, после часа кипения они оставались совершенно сырыми. Да еще из кастрюли потягивало чем-то кислым. В общем, эксперимент с гороховым супом оказался неудачным. Суп был вылит. На радость рыбам-прилипалам. А мы ограничились привычным бананово-грейпфрутовым десертом и традиционным чаем с блинами.
  23.02.2011

       Сегодня я весь день пилил коралл.
Ох, и трудная это работа! Коралл был твердый, ножовка в нем вязла. А вот тоненькие веточки на концах куста, напротив, были хрупкие и ломались от любого неловкого прикосновения. Именно эти веточки и создавали всю красоту коралла. Приходилось работать очень осторожно.
Но мои мучения были вознаграждены. Получилось много очень красивых веток. Оставшийся обрубок я тайком, чтобы никто не видел, выкинул в море. Хорошо, что вода здесь мутная. Ничего на дне не видно.
 
25.02.2011

       С утра Юра уехал к Фрицу доделывать окно, а я остался на яхте. Нужно было почистить от водорослей днище и реставрировать название на борту. Оно было вырезано из оракала и наклеено на всю длину яхты. Издалека буквы казались ровными и красивыми. Но стоило подойти поближе, как становилось видно, что все название клеено-переклеено и покрыто многочисленными латками. Это результат неудачных швартовок и плохих стоянок. И после каждой такой стоянки приходилось название подклеивать и латать. Часть латок на переходах срывались волнами, и буквы приобретали такой вид, будто были побиты шрапнелью.

       Через пару часов Юра вызвал меня по радио. Дед приготовил обед, и они ждут меня к столу. После обеда я рассчитывал вернуться на яхту и закончить работу.
Но закончить с названием в этот день было не суждено. Обед уже близился к концу, когда к дому подошла лодка с Адрианом и Анек.
      - Сейчас два пива – капут, – сказал Фриц, увидев высаживающихся на берег ребят.

      И действительно, Адриан самостоятельно достал из холодильника две бутылки пива и они с Анек сели с нами за стол. Адриан, как обычно, был веселый и оживленный. Он сказал, что сегодня хочет угостить нас традиционным венгерским гуляшом.
      - Для гуляша мне нужна курица. Фриц, где твоя воздушка? – спросил он, и, не дожидаясь ответа, отправился в дом за винтовкой.

      Из дома вышел уже настоящий пират – одноглазый, с бородой и с оружием в руках. Адриан обвел суровым взглядом двор в поисках жертвы. Выбрал подходящую курицу, вскинул винтовку и прицелился. Затем опустил винтовку, снова поднял ее и опять прицелился. Адриан еще несколько раз проделал эту процедуру и, наконец, сказал:
      - Нет, не попаду. Она все время дергает головой. С одним левым глазом я не попаду.
      - Давай я попробую! – заговорил во мне охотник.
      - Попробуй. Только стреляй в голову, чтобы сразу убить ее, – учил меня Адриан.
      - Иначе она убежит раненая и умрет где-нибудь в зарослях.

      Курица действительно интенсивно двигала головой. Незаметные в обычной жизни мелкие и быстрые движения сейчас абсолютно не давали прицелиться. Я готов был уже стрелять, как вдруг Адриан сказал:
      - Знаешь, Андрей, не надо. Это же мне ее ощипывать придется. Ну ее. Лучше Фриц даст мне уже готовые ножки.

      По правде говоря, мне и самому не очень хотелось стрелять. Курицу жалко. К тому же все они ходят в компании цыплят. Не хотелось оставлять цыплят сиротами.

      После обеда Бондарь продолжал что-то строить у Фрица. А я занялся кораллами. Фриц научил меня, как обращаться с ними. Я купил хлорку, приготовил "ядреный" раствор и погрузил туда кораллы.
      - Проблема. Большая проблема, – повторял Фриц, время от времени подходя ко мне и глядя на мои кораллы.
      - Кораллы – это большая проблема!

      Он был недоволен. Я пытался объяснить ему, что мы не ломали куст. Я нашел его уже сломанным. Но Дед, похоже, мне не верил и все равно оставался недовольным.

       Я погрузил кораллы в хлорный раствор. А через два дня достал их, тщательно вымыл водой из шланга во дворе Фрица и разложил в кузове его грузовика на просушку.

       Кораллы, действительно, могли стать для нас большой проблемой. Полинезия, впрочем, как и большинство морских стран мира, не только запрещает собирать их. Даже сломанный якорем коралл может стоить неприятных объяснений с властями. А в случае обнаружения коралла на яхте, у ее владельца наверняка возникнут проблемы. Наши кораллы могли слишком дорого обойтись нам.

       Позже, уже в Новой Зеландии, местная таможня нашла их у нас на яхте и конфисковала. Нам тогда еще повезло, что кораллы были уже мертвые и имели не новозеландское происхождение. В противном случае нам грозили бы серьезные санкции. Впрочем, в Новой Зеландии были конфискованы не только кораллы. Моя коллекция семян, которую я старательно собирал в течение похода, тоже привлекла внимание таможенников. И тут мне неожиданно помогли наши кораллы – пока таможенники выносили их с яхты, я тайком от них возвращал назад конфискованные коробки с семенами.
   
  Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
   

"Купава". Архипелаг  Гамбье
(Для остановки слайда наведите на картинку курсором мышки)

 

   
 
<BGSOUND='SOUND/Paul_Mauriat_-_02_-_Ave_Maria.mp3'>