UT6UF UT6UE вокруг света на яхте "Купава"


Капитан:
Бондарь Юрий Васильевич (UT6UF)- Неоднократный участник морских и океанских переходов, известнейший яхтсмен и конструктор яхт.

Члены экипажа:
Зубенко Андрей Витальевич (UT6UE)- Чемпион Украины с парусного спорта.


 

 

Репортаж Зубенко Андрея (UT6UE)

   
 

Стоянка на о.Мангарева

(архипелаг Gambier)

 

9

   
  Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
   
  01.02.2011.

      Встали рано. Нужно подготовиться к приему Гюнтера. Прежде всего, нажарить оладий.
Оладьи давно уже стали фирменным блюдом, которое всегда шло на «Ура» у наших гостей.
Еще не было 8 часов, когда я замесил тесто. Но прежде чем жарить, предложил Бондарю съездить на берег - посмотреть на рынке жемчуг. Нас интересовало несколько жемчужин в качестве сувенира из Полинезии.
      В одном из магазинов сувенирных безделушек на вопрос о жемчуге нам посоветовали подойти на рынок. По словам хозяйки магазина, на рынке можно попробовать купить жемчуг по вторникам с самого утра. Впрочем, помню, что тогда в магазине вопрос о жемчуге, как мне показалось, застал хозяйку врасплох. Кажется, понятия "купить жемчуг" на острове нет. Действительно, зачем покупать, когда его и так у всех навалом. Сегодня был как раз вторник. И рынок должен быть открыт.

     Рынок находится в центре поселка, рядом с почтой и магазином китайца. Когда мы пришли туда, он был пуст. Более того, мне почему-то показалось, что он пуст всегда. И хоть на небольшой площадке и стояли прилавки с навесами, казалось, они были принесены сюда откуда-то из другого мира.
Все говорило о том, что торговля здесь не велась уже давно. На рынке было всего два продавца – местная женщина, которая торговала изделиями из жемчуга и раковин, и та самая худая немка с торчащими сосками, которую мы встретили в жандармерии. Ее звали Майка. Она продавала деревянные изделия – статуэтки, предметы быта, миски, подставки, блюда. Все это делает ее друг Стефан. Он скульптор. Основное дерево – пальма. Торговля идет не очень. Да и откуда ей быть! Покупателей на рынке практически не бывает. А в поселке не так много людей, которым нужны безделушки. Туристов же здесь нет вообще.
      Майка сидела за столом, высоко подобрав колени, и читала конспект французского языка. Рядом лежал словарь. Мы разговорились.

      Майка ходит в море первый год. Ее уговорил Стефан, когда они познакомились. У них небольшая, всего 33 фута, старая классических обводов яхта. Это та самая красная яхта, на которую указывал Фриц. Берлинцы. Сюда они пришли из Панамы, где зарабатывали деньги перевозкой пассажиров между Панамой и Колумбией.
      - Вы получаете в море прогнозы погоды? – удивилась Майка, когда мы делились впечатлениями о своих походах, – а можете рассказать, как это делать? У нас есть приемник «Грюндик». Но он очень старый. Мы купили его вместе с яхтой.

      На вопрос о жемчуге она тоже удивилась и, подумав немного, направила нас в магазин в конце поселка возле церкви.
      - Хозяин магазина занимается скупкой жемчуга. Он отвозит его на Таити. Может, он вам продаст что-нибудь.
      - А что это за большие шары в пупырышках, которые висят на деревьях в таком количестве? – спросил я Майку о том, что меня давно уже интересовало.
      Оказалось, это самые настоящие плоды хлебного дерева. Я знал, конечно, что хлебное дерево существует. Но то, что оно растет вот так просто на улицах, для меня было открытием! И, что еще интереснее, эти плоды едят – жарят и варят. Более того, хлебное дерево в давние времена было основным источником пищи местных жителей. А бог хлебного дерева по имени Ту был главным божеством на острове и почитался туземцами даже больше бога океана Ауа-моана.
 
        Ценная для нас информация. И мы ею тут же воспользовались. По дороге к магазину с жемчугом нашли несколько больших шаров под деревьями и отложили их в сторонку, чтобы забрать на обратном пути.
 
      Магазин нашли быстро. На крыльце сидело несколько женщин. При нашем появлении они встрепенулись и поспешно разбежались. Продавщица вернулась за прилавок. А женщины забрали свои сумки и куда-то исчезли.

     Это был небольшой магазинчик промышленных и продовольственных товаров. Но жемчуга в магазине не было. По словам продавщицы, шеф увез все на Таити, на какую-то выставку. Стеллажи стояли пустые. Мы ушли ни с чем.

     По дороге назад в открытые двери школы увидели витрины в вестибюле. Зашли. В помещении стоял большой стеклянный шкаф с изделиями из раковин. На отшлифованных жемчужных раковинах были выфрезерованы разные рисунки. В углу помещения за столом сидел мужчина. Видно, очень занятой. Все время что-то писал, что-то считал.
     - А жемчуг у Вас есть? – спросил я.
     - Нет, здесь нету. Пройдите в мастерскую. Может, там вам помогут,– и он указал в окно на здание в школьном дворе.
    
     В мастерской дети лет 12 сидели за столами и работали с раковинами. Время от времени кто-то вставал и подходил к вращающимся мягким шлифовальным кругам. У входа стоял стол, за которым молодой учитель что-то объяснял собравшимся вокруг девочкам. Все были в халатах и шапочках.
     - Нет, с жемчугом мы не работаем. Спросите у шефа. У него есть друзья на фермах, – сказал учитель и указал на здание, откуда мы только что пришли.
     Мы не стали сразу уходить. Интересно было посмотреть, чем занимаются дети. А те живо и с большим любопытством реагировали на наше появление. Некоторые пытались привлечь к себе внимание. Оказалось, у нас уже есть здесь знакомые. Как-то мы встретили на улице компанию мальчишек. Они сидели у дороги. Один поприветствовал нас:
    - Hello.

    Я остановился и заговорил на английском. Но оказалось, это было единственное слово, которое тот знал. Впрочем, мы легко перешли на смесь англо-французского, и, наговорившись, разошлись довольные собой. Теперь мы снова встретились в мастерской.

    Это были обычные уроки труда у школьников. Вернее, не совсем обычные. Дети здесь получали профессию, которая позволяла им зарабатывать на жизнь после школы. Ведь все, что связано с жемчугом, здесь является основным занятием местных жителей.
 
        Учитель рассказал, чем занимаются школьники. Вся их работа имеет практическую ценность. То, что делают школьники, потом продают туристам. А так как туристы сюда добираются редко, возят поделки, скорее всего, на Таити.
      В самой мастерской стоял стеклянный шкаф, в котором были выставлены поделки детей. Мое внимание привлек настоящий перламутровый галстук, набранный из отшлифованных жемчужных раковин. Носить такой галстук, наверное, не очень удобно. Да и чтобы одеть его, нужно быть уж очень большим оригиналом. И еще – состоятельным: стоил этот галстук больше 100 долларов.
     В шкафу еще была шахматная доска из того же перламутра с перламутровыми фигурками. Шахматы были необыкновенные, и я поинтересовался, можно ли их купить.
     - О, это очень дорого, – ответил учитель, - 700 долларов! Они уже проданы. Их купил большой человек, – и он показал себе на плечо.
 
        - Идемте со мной, – сказал вдруг учитель.

Он повел нас в соседнюю комнату. Там на столах были разложены старинные предметы церковного убранства.
        Странно было смотреть на христианские символы, выполненные в полинезийских традициях.
      Кроме того, что в изображениях превалировали цветы, бабочки и птицы, все они были сделаны из пальмового дерева и отшлифованных жемчужных раковин. Даже кресты были в форме цветов с перламутром.
      Часть предметов были уже реставрированы. Достаточно тонкая работа. Изображения выкладывались как мозаика из множества раковин разной формы и размера.
      - Это все из церкви. Там идет ремонт. А нам это передано на реставрацию. Это все делают дети.

      Я не поверил своим ушам. Дети занимаются реставрацией церковного убранства! Обычные школьники на уроках труда делают такое большое дело. Удивительный остров!
       В школу мы потом не раз заходили. А когда нам понадобились жемчужные раковины, за ними мы тоже пришли сюда.
       - Только нам нужны необработанные раковины, – сказал тогда я учителю, с которым к тому времени мы уже здоровались, как старые приятели.
 
 
        Он послал ученика в угол помещения к большому мешку. Тот долго рылся в мешке, подыскивая парные створки. Не дождавшись, пока он что-то найдет, мы присоединились к нему и погрузились в мешок.   Наконец, 4 раковины были выбраны.
      - Сколько это стоит? – спросил я.

Учитель долго что-то считал, думал.
       - Скажите шефу "Се кон про".

       Что такое "Се кон про" я не знал. Но на вопрос секретарши шефа в офисе: «Сколько стоят раковины?»,- я ответил магической фразой: "Се кон про". Она выписала чек на 200 СPF и дала красивый кулек. А на прощание улыбнулась, и сказала «Аревуар».
   
  Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
   

"Купава". Архипелаг  Гамбье
(Для остановки слайда наведите на картинку курсором мышки)

 

   
 
<BGSOUND='SOUND/Paul_Mauriat_-_03_-_Thais_Meditaton.mp3'>